Стив Андреас_Трансформация Я (1-3 глава)

21 ноября 2019 г.

Мы начинаем публикацию самой известной книги посвященной работе с самооценкой - Стива Андреаса "Трансформация Я". Первые 3 главы.

 

Трансформация «Я»

Трансформация «Я» Стань таким, каким ты хочешь быть

Стив Андреас

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................................................7

Описание или действие?

Проблемы или решения?

Наставление или обучение и тренинг?

«Я» и общество

Представления о мире и о себе

Беспорядочное развитие я-концепции

Чего НЕТ в этой книге

О ЧЕМ эта книга

Формат семинара-тренинга

Исходная база

Общий обзор

Если вы предпочитаете беглый просмотр

Некоторые вопросы

ГЛАВА 1. Я-КОНЦЕПЦИЯ, ЦЕННОСТИ И САМООЦЕНКА ……………………………….......................            15

Самооценка

Ценности

Резюме

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ Я-КОНЦЕПЦИИ…………………………………………………………………………….26

Я-концепция — это широкое обобщение

Я-концепция образует временной и пространственный континуум

Я-концепция — это система прямой связи

Я-концепция соотносится сама с собой и является рекурсивной

Резюме

ГЛАВА 3. ЭЛЕМЕНТЫ ЗДОРОВОЙ Я-КОНЦЕПЦИИ …………………………………………………………….…….33

Устойчивость

Точность

Самокоррекция и восприимчивость к обратной связи

Неосознанность

Связь с окружающими

Самомнение и эготизм

Выработка критериев здоровой я-концепции

Резюме

 

ГЛАВА 4. ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ………………………………………………………………………………..45

Упражнение 4.1.  Выявление своей я-концепции

Контрольный перечень 4.  Процессуальные элементы я-концепции

Упражнение 4.2.  Изменение своей я-концепции

Чувствительность к обратной связи

Упражнение 4.3. Чувствительность к обратной связи

Резюме

ГЛАВА 5. ИЗМЕНЕНИЕ ВРЕМЕНИ............................................................................................66

Контрольный перечень 5. Аспекты времени

Упражнение 5.1. Исследование времени

Временные рамки и примеры из будущего

Экология и конгруэнтность

Распределение времени

Размер чанков времени

Распространенность во времени

Резюме

ГЛАВА 6. ИЗМЕНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ……………………………………………………………………………82

Контрольный перечень 6. Аспекты содержания

Упражнение 6.1. Исследование содержания

Позиции восприятия

Сенсорные детали против метафор

Другие люди

Основные жизненные контексты

Другие искажения и неточности содержания

Резюме

Упражнение 6.2. Практическое использование

Схема контрольных перечней

Контрольный перечень 4

Контрольный перечень 5

Контрольный перечень 6

ГЛАВА 7. УТИЛИЗАЦИЯ ОШИБОК ……………………………………………………………………………………98

Контрольный перечень 7. Аспекты противоположных примеров

Упражнение 7.1. Выявление структуры противоположных примеров

Интегрированные противоположные примеры

Противоположные примеры в другом месте (но в той же модальности)

Противоположные примеры в другой модальности и с другой локализацией

Упражнение 7.2. Интеграция противоположных примеров

Резюме

ГЛАВА 8. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОШИБОК…………………………………………………………………...115

Исключение противоположных примеров

Упражнение 8.1. Исключение противоположных примеров

Изменение диапазона качества

Упражнение 8.2..Изменение диапазона качества

Вина и сожаление

Трансформация противоположных примеров

Упражнение 8.3. Обработка и трансформация противоположных примеров

Группировка противоположных примеров перед их трансформацией

Упражнение 8.4. Группировка противоположных примеров и трансформация наихудшего из них

Резюме

Интегрирование и обработка противоположных примеров

  1. Перечень противоположных примеров
  2. Интеграция противоположных примеров
  3. Утилизация противоположных примеров
  4. Трансформация противоположных примеров

 

ГЛАВА 9. ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО КАЧЕСТВА Я-КОНЦЕПЦИИ………………………………………….128

Демонстрация

Последующая беседа с Питером

Последующая беседа с женой Питера

Обсуждение

Упражнение 9.1. Формирование нового качества

Общий план формирования нового качества

Продолжение обсуждения

Резюме

ГЛАВА 10. ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОГО КАЧЕСТВА………………………………………….147

Демонстрация 1. От двойственного качества к позитивному

Демонстрация 2. От двойственного качества к позитивному

Последующий отчет

Упражнение 10. Превращение двойственного качества в позитивное

Резюме

ГЛАВА 11. ИЗМЕНЕНИЕ «НЕ-Я»......................................................................................................... 170

«Не-я» (оцениваемое негативно)

Паранойя

Множественная личность

Изменение проекции

«Не-я» (оцениваемое позитивно)

Резюме

 

ГЛАВА 12. ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕЖЕЛАТЕЛЬНОГО КАЧЕСТВА……………………………………………184

Демонстрация; трансформация негативного качества

Упражнение 12. Трансформация негативного качества в позитивное

Резюме

 

ГЛАВА 13. ВЫЯВЛЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАНИЦ ............................................. 204

Внешние границы

Упражнение 13.1.  Внешние границы; исследование и выявление

Демонстрация: изменение внешней границы

Упражнение 13.2. Внешние границы. Экспериментирование с изменениями

Внутренние границы

Упражнение 13.3. Внутренние границы; исследование и выявление

Демонстрация: изменение внутренней границы

Последующее сообщение

Упражнение 13.4. Внутренние границы. Экспериментирование с изменениями

Резюме

 

ГЛАВА 14. СВЯЗЬ С ОКРУЖАЮЩИМИ ……………………………………………………………………………224

Упражнение 14.1. Связанность и разъединенность

Упражнение 14.2. «Перекрестное картирование»

от разъединенности к связанности

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………… ……………………………………………………….. 236

Напутствие

Постскриптум

ПРИЛОЖЕНИЕ. ПАТТЕРНЫ ПЕРСПЕКТИВЫ …………………………………………………………………..242

Введение

Паттерн визуальной перспективы

Упражнение с паттерном визуальной перспективы

Паттерн аудиальной перспективы

Упражнение с паттерном аудиальной перспективы

Паттерн кинестетической перспективы

Убеждения

 

 

 

Введение

Приходилось ли вам говорить или думать: «Я разочарован в себе; я думал, что сумею с этим справиться, но все испортил», «Я бы хотел лучше к себе относиться» или «Я страшно сердит на себя; я рас­страиваюсь при малейшей критике»? А как насчет таких слов: «Я по-на­стоящему злюсь на себя», «Я сам себе злейший враг; вечно сам себя под­вожу» или «Жаль, что я не могу заставить себя это сделать (или пере­стать это делать)»?

Задавались ли вы когда-либо вопросом, как вас угораздило ввязать­ся в эту тягостную борьбу с самим собой или каким образом вы можете от нее отказаться? Вы же знаете, что эта борьба не обязательна, по­скольку у вас бывают периоды, когда вы очень довольны собой, удов­летворены своими решениями и действиями. Ваши неудачи и успехи ча­сто бывают вызваны вашими представлениями о самом себе — тем, что часто называют идентичностью или я-концепцией. Книга, которую вы держите в руках, — практическое руководство, способное научить вас, как усилить в себе качества, которые вам нравятся, и изменить те, кото­рые вам неприятны, чтобы обрести возможность вести лучшую и более полноценную жизнь.

Описание или действие?

Около 10 лет назад мне предложили выступить на конференции психо­терапевтов и социальных работников, которая была посвящена вопросам наркотической и алкогольной зависимости. Всего было около двадцати докладчиков, включая несколько светил в этой области. Хотя я должен был выступать на последнем заседании, но присутствовал на всех докла­дах, чтобы узнать для себя что-то новое. Я прослушал выступления мно­жества докладчиков, которые говорили о важной роли я-концепции и самооценки в избавлении людей от наркотической зависимости, но во всех их речах не прозвучало буквально ни слова о том, что, собственно, такое я-концепция и самооценка и как помочь человеку их улучшить.

Конференция проходила в субботу и в воскресенье, и лишь в вос­кресенье днем я получил возможность выступить перед своей группой слушателей. Я начал со следующих слов: «В течение полутора дней я слышал от многих докладчиков, что хорошая я-концепция и самооценка весьма важны для избавления людей от наркотической зависимости. Все согласны?» — «Да-да», — закивала аудитория. «Хорошо, — продолжил я. — У меня к вам два вопроса. Первый: что именно из того, о чем вы говорили, вы считаете существенно важным? А вот второй вопрос: как бы вы помогли человеку приобрести это что-то?» Когда я задал эти во­просы, в зале наступила полная тишина. Тогда я сказал: «Предположим, я — наркоман. Помогите мне улучшить свою я-концепцию или повысить самооценку. Ну, помогите!»

Кто-то предложил: «Ну, можно применить оперантное обуслов­ливание».

«Отлично! — согласился я. — Выполните это обусловливание прямо сейчас. Покажите, что вы можете сделать». В зале снова стало очень тихо. Затем кто-то что-то промямлил об исцелении полученных в прошлом травм, и я сказал: «Хорошо, представим, что в детстве я подвергался сексуальному насилию. Покажите мне, как залечить эту травму». В зале опять наступила тишина.

Я продолжал в том же духе примерно в течение получаса, а затем продемонстрировал несколько быстро действующих приемов работы с я-концепцией, поскольку хотел, чтобы присутствующие поняли со всей отчетливостью, что я предлагаю нечто сильно отличающееся от того, что им уже известно. Я также хотел провести четкую грань между спо­собностью описать я-концепцию и способностью фактически ее изме­нить. Присутствующие рассуждали теоретически, но сделать в действи­тельности они могли очень немного.

Когда я после своего доклада шел по коридору, со мной поравнялся один из слушателей. Вид у него был озадаченный. Он сказал мне: «Знае­те, я уже много лет веду занятия по я-концепции и самооценке и даже написал об этом книгу. Но когда вы задали эти вопросы, ответить мне было нечего».

Проблемы или решения?

На полках книжных магазинов и библиотек представлены тысячи книг по «самопомощи». Поискав на сайте компании «Амазон» книги по «я-кон­цепции», я обнаружил 177 наименований; по «идентичности» оказалось 6593 наименования, а по «я» — целых 32 ООО! К сожалению, почти все они были посвящены проблемам, а не решениям. Эти книги переполнены описаниями проблем — теориями, примерами, рассказами и историями случаев, — но в них говорится очень мало о том, как эти проблемы разре­шать. В последней прочитанной мною книге по я-концепции 184 стра­ницы были посвящены описанию проблем я-концепции, но только на 7 страницах в конце обсуждались возможные решения, причем в рас­плывчатой и теоретической форме.

Используемое в психиатрии «Руководство по диагностике и ста­тистической классификации психических расстройств» (DSM-IV-R) на 873 страницах содержит описание всевозможных психических болезней, и при этом ни одна страница не посвящена тому, как помочь больному! Представьте, что было бы, окажись в такой ситуации практикующий ме­дик: у него имеется справочник объемом в 873 страницы, описывающий, какими заболеваниями может страдать человек, и ни слова о том, как их лечить! Как это ни печально, сегодня в таком положении находится боль­шая часть психологии и психотерапии, а ситуация в психиатрии, с ее ориентацией на медикаментозное лечение, по большей части еще хуже.

Даже если книги все-таки указывают значимые цели или методы решения проблем, они очень редко говорят о том, что фактически можно сделать, чтобы их достичь. Если бы подобным образом был написан ме­дицинский справочник, в нем говорилось бы, что способом лечения опре­деленной болезни является удаление поврежденной ткани, и ни слова не было бы о том, как именно это делается: там не было бы описания техни­ки хирургической операции и методов применения скальпелей, зажимов, кетгута, антисептиков, анестезирующих средств и т. д.

Наставление или обучение и тренинг?

Разница между наставлением и обучением, особенно в области образова­ния и личностных изменений, не всегда проводится достаточно четко. При наставлении или проповеди (preaching) могут указываться значимые цели, и в качестве первого шага, который сориентирует вас в отношении решения, это может оказаться полезным. Однако чтобы действительно достичь этих значимых целей, следует воспользоваться обучением (teaching). Еще одну грань следует провести между обучением и тренингом (training). Тренинг включает непосредственную практику, которая превращает хо­рошее обучение в практические навыки.

Около двух тысяч лет назад Христос проповедовал о важности и ценности прощения людей, которые причинили вам зло. Хотя сам он часто демонстрировал прощение, но, как видно, не сумел обучить других и привить им навыки того, как на самом деле нужно прощать.

И лишь недавно стало ясно, как следует обучать человека, чтобы он пришел к сострадательному пониманию того, что мы называем про­щением. Около десяти лет назад мы с моей женой Коннирой разработа­ли метод быстрого обучения человека тому, как обрести гармоничный, полноценный опыт прощения. Этот процесс обычно занимает менее часа, и мы привили тысячам людей навыки того, как обучить других этим действиям (4, 7). Несколькими годами ранее мы разработали схожий эффективный метод обучения человека тому, как пережить горе и пре­вратить его в чувство благодарности за знакомство с человеком, кото­рого вы лишились (1, 2, гл. 11). В этой книге описаны столь же быст­рые процессы, которые помогут вам стать тем, кем вы хотите быть.

«Я» и общество

В большинстве традиционных обществ к я-концепции не проявляют осо­бого интереса, поскольку общество само определяет, кем вы являетесь, начиная с момента рождения, а культура не предлагает никаких альтер­натив этому определению. Каждой традиционной культуре присущи свои взгляды на человеческий род и его место среди богов и прочей вселен­ной, которые почти никто не подвергает сомнению. Как говорит Тевье в «Скрипаче на крыше» (мюзикл по рассказам Шолом-Алейхема. — Прим. перев.), «благодаря нашим традициям каждый из нас знает, кто он и чего ждет от него Бог». В традиционной культуре индивидуальная идентич­ность — это всего лишь малая и бесспорная часть коллективной иден­тичности более широкого общества.

Часто говорят, что культура — это «совокупная мудрость группы людей». Но культура также содержит совокупную глупость группы лю­дей, причем паша собственная культура не является исключением. Од­нако благодаря знакомству с множеством культурных моделей исследо­вать собственные ошибки нам несколько проще.

Около тридцати лет назад я жил в Моабе, небольшом городке на юго-востоке Юты, в котором было 13 различных церквей, обслуживав­ших население численностью около 5 тысяч человек. В другом городке, расположенном примерно в 55 милях южнее, имелась только одна цер­ковь, рассчитанная почти на такое же число людей. В Моабе, с его рели­гиозным многообразием, намного больше людей проявляли интерес к соб­ственному «я» и поиску ответов, пытаясь выяснить, что значит быть муж­чиной или женщиной и что в действительности представляет собой здоровое человеческое существо.

Если вы смотрите на мир только под одним углом зрения, очень трудно хотя бы задуматься о постановке подобных вопросов. А если вы все-таки задумываетесь о них, еще сложнее отыскать другого человека, желающего поразмышлять о них и обсудить их с вами!

Современное общество терпимо к огромному множеству различных религий, мировоззрений и способов существования, так что вам прихо­дится либо делать выбор между ними, либо изобретать собственные. Мно­гие из нас находятся в процессе поиска, пытаясь выяснить, что такое человеческая жизнь, тогда как в большинстве традиционных культур это решение уже найдено. Вы можете не принимать культуру, в которой муж­чины обладают и управляют всем, а женщины являются собственностью своих отцов и мужей (как это было в США каких-нибудь сто лет назад), но люди внутри этой культуры принимают этот порядок вещей и беды, которые он порождает, поскольку даже не рассматривают возможные аль­тернативы.

В недавнем всплеске интереса к «я» также играет роль научное ми­ровоззрение, так как наука — способ постановки вопросов и эксперимен­тального выяснения того, как устроен мир. а не простое принятие описа­ния, предлагаемого каким-либо пророком или древним писанием. Хотя наука начинала с изучения природы, тот же самый процесс может быть направлен на постановку вопросов, касающихся самого спрашивающего, а также общества или культуры, к которой он принадлежит.

Представления о мире и о себе

Люди давно поняли, что наши представления о других и окружении час­то носят характер самоисполняющихся пророчеств. Человек, который счи­тает, что мир — место опасное, обнаруживает, что мир полон страхов, несчастий и разочарований. Тот, кто считает, что мир несет в себе множе­ство возможностей и неизведанных чудес, обнаруживает в том же самом мире бесконечное разнообразие, изобилие и радость.

То, что вы думаете о самом себе, еще важнее этих представлений, по­скольку ваша я-концепция сопровождает вас повсюду и влияет на весь ваш опыт. Если вы полагаете, что окружающие порочны и глупы, то можете уединиться на лоне природы, и это придаст вам сил. Но если вы полагаете, что порочны и глупы вы сами, бежать некуда, — за исключением временно­го спасения в виде чрезмерной стимуляции, притупляющих сознание нар­котиков или сна. С другой стороны, если вы верите в собственную доброту и ум, эти представления питают и поддерживают вас, даже когда вам очень трудно совладать с событиями и окружающими людьми.

Беспорядочное развитие я-концепции

Наша идентичность сформировалась путем случайного процесса проб и ошибок, некоторым образом объединившего различный опыт, положи­тельный и отрицательный, который у нас был, наряду с тем, что говори­ли нам родители и окружающие и чему они нас учили. Несмотря на лучшие намерения родителей и учителей, стремящихся придать нашей я-концепции полезные качества, этот процесс носит довольно беспоря­дочный и случайный характер. Некоторым из нас посчастливилось сфор­мировать я-концепцию, которая работает вполне успешно, тогда как другие оказались менее удачливыми.

В результате многие люди имеют дело с я-концепцией, которая функ­ционирует очень плохо и подводит их именно тогда, когда они более всего в ней нуждаются. Однако даже я-концепцию самых счастливых из нас можно заметно улучшить. Мне приходилось работать с исключительно способными и удачливыми людьми, и тем не менее у каждого из них была возможность научиться тому, как существенно улучшить свою я-концеп- цию. Пока еще я не встречал человека, эффективность я-концепции кото­рого составляла бы более двух третей ее потенциала. Люди, с которыми я работал на протяжении долгих лет, обучили меня широкому кругу полез­ных навыков, о которых я и не помышлял, и в настоящей книге представ­лены все эти навыки, организованные таким образом, что вы можете по­следовательно проверить их наличие у себя и добавить те, которыми вы еще не владеете.

Чего НЕТ в этой книге

Эта книга не касается ни «проблемы сознания», над которой сотни лет бьются мудрецы в пыльных кабинетах, ни логических, когнитивных или математических теорий я-концепции.

Книга не касается неврологии, биологии, химии и т. п., которые ле­жат в основе способности обладать сознанием и я-концепцией, а также различных физических и биохимических патологий, которые могут вли­ять на я-концепцию или подрывать ее.

Книга не касается ни истории различных философских и религиоз­ных представлений о я-концепции, ни роли религии, морали, политики, культуры, общества и семьи в развитии я-концепции.

На все эти темы уже написано множество книг. И хотя некоторые из них вызывают интерес, а какие-то даже полезны для других целей, они по большей части не имеют никакого отношения к тому, о чем эта книга.

О ЧЕМ эта книга

Эта книга посвящена вашему личному восприятию своей собственной я-концепции и тому, как вы можете узнать о ее функционировании, уси­лить ее и изменить ее, если захотите вести более насыщенную и прият­ную жизнь. Это очень практичное руководство, которое обучит вас на­выкам того, как быстро сделать свою я-концепцию более прочной и гиб­кой и согласовать ее с вашими ценностями и целями. Овладение этими навыками поможет вам избежать неприятных ловушек и последствий плохой я-концепции и позволит постоянно улучшать свою жизнь, реаги­руя на новые события.

Формат семинара-тренинга

Большая часть этой книги была подготовлена непосредственно по стено­граммам трехдневных тренингов, на которых участники исследовали раз­личные качества своей я-концепции в серии направляемых упражнений, после которых предоставлялась возможность задавать вопросы и прове- сти уточняющую дискуссию. После того как участники определяли, как именно функционирует их я-концепция, их обучали тому, как ее можно усилить и изменить различными способами.

Я сохранил в этой книге формат семинара-тренинга по ряду очень важных причин. Чтобы облегчить обучение, семинар тщательно плани­руется таким образом, чтобы одновременно вводить только несколько понятий или характеристик наряду с упражнениями, призванными пре­вратить обучение в тренинг. Затем мы постепенно объединяем эти поня­тия и навыки в более крупные смысловые совокупности. Поскольку я организую свое мышление и тренинг таким образом ради облегчения обучения, мне проще всего изложить материал аналогичным способом. Если вы будете делать паузы во время чтения для выполнения упражне­ний, то сможете приобрести такой же учебный опыт, как если бы вы участвовали в семинаре.

Но намного важнее то, что формат тренинга позволит вам увидеть то, что я в действительности делаю и чему вы можете на деле научиться. Я уже не помню, сколько раз мне приходилось наблюдать демонстраци­онные занятия, которые не имели почти ничего общего с тем, как авторы методик описывали в книгах, что они, по их мнению, делают. Стенограм­ма показывает, что именно я говорю, когда беседую с реальными людь­ми, чтобы научить их, как приобретать знания и изменяться. Замечания участников отражают широкий спектр того, что они открывают для себя, когда исследуют различные аспекты своей я-концепции, а задаваемые вопросы поднимают важные проблемы, которые проясняют, как можно использовать информацию и процессы, описанные в этой книге.

Чтение этой книги позволяет вам совершить аналогичное путеше­ствие, состоящее в исследовании и экспериментировании, используя при­обретаемые вами знания для своего личностного изменения и развития. Практикующие психологи, психотерапевты и консультанты узнают так­же, как обучить других улучшению и изменению их я-концепций, чтобы сделать их более функциональными и полезными.

Исходная база

Выяснять, что люди думают о себе, я начал более двенадцати лет назад, используя понятия и методы нейро-лингвистического программирования (НЛП), — области, впервые разработанной в начале 1970-х годов Ричар­дом Бэндлером и Джоном Гриндером. Эта область продолжает расти и развиваться по мере того, как ее методы используются для получения все больших знаний о функционировании нашего ума и применения этих знаний, чтобы помочь людям измениться. Я всеми силами старался на­писать эту книгу таким образом, чтобы ее мог понять любой человек, даже не имеющий подготовки в НЛП. Однако поскольку эта книга основывается на НЛП, время от времени я прибегаю к терминам, методам и понятиям, которые выходят за рамки книги, В этих случаях я даю специальные ссылки, которыми читатель может воспользоваться, если хочет получить более широкое представление об этих темах. Существует так­же общедоступная энциклопедия НЛП в сети Интернет.

Приобретение знаний о я-концепции стало захватывающим путе­шествием, во время которого я узнал о многих процессах, оказавшихся для меня неожиданными. Открытое мной часто срабатывало лучше, чем то, что я ожидал обнаружить, и это было хорошим признаком, показыва­ющим, что я выявляю нечто реально существующее, а не просто «по­вторно открываю» собственные допущения и заранее составленные мнения.

Общий обзор

Эта книга тщательно выстроена. Она начинается с краткого ознакомления с некоторыми общими понятиями, касающимися я-концепции, ценностей и самооценки. Затем обсуждаются некоторые причины, обусловливающие эк­страординарное влияние я-концепции, и важные критерии того, как может функционировать здоровая, согласующаяся с вашими ценностями я-кон­цепция, превращая вас в личность, которой вы хотите быть (главы 1, 2, 3).

Затем следуют структурированные упражнения, нацеленные на со­вершение открытий. Выполняя эти упражнения, вы сможете лично про­чувствовать различные аспекты своей я-концепции и узнать, как можно усилить ее позитивные качества, внося небольшие, но иногда глубокие и далеко идущие изменения в представления о самом себе (главы 4, 5, 6).

Далее вы узнаете, как можно использовать собственные ошибки, чтобы сделать свою я-концепцию еще более прочной и эффективной, а затем поймете, как трансформировать эти ошибки, чтобы в следующий раз, когда жизнь предложит вам аналогичное испытание, вы смогли спонтан­но прореагировать так, как вам хочется (главы 7 и 8).

Затем вы узнаете, как можно привить себе какое-то совершенно но­вое качество, выбрав качество, которое вы хотите иметь, и превратив его в составную часть того, кто вы есть (глава 9).

Далее мы возьмем какое-то ваше качество, в котором вы сомневае­тесь, иногда полагая, что оно у вас есть, а иногда считая, что его нет, и пре­вратим эту неприятную неопределенность в невозмутимую уверенность, стойкое знание, которое соответствует вашим ценностям (глава 10).

Затем мы проанализируем опасности, возникающие при сравнении себя с другими людьми и оценке себя с точки зрения черт, которых вы лишены, и то, как избежать серьезных проблем, которые эти действия вызывают (глава 11).

Потом мы узнаем, как превратить какое-то имеющееся у вас каче­ство, которое вам не нравится, в то, которое вам симпатично и соответ­ствует тому, чего вы действительно хотите в жизни (глава 12).

Затем мы сместим фокус, занявшись изучением границ вашей я-кон­цепции и того, как можно изменить свои реакции на события, обладая границами, которые гибко защищают вас от мнений, взглядов и посяга­тельств других людей (глава 13).

Далее мы исследуем то, как регулировать границы своей я-концепции, чтобы облегчить установление взаимной близости с другими людь­ми, сохраняя при этом твердое ощущение своего «я» (глава 14).

И наконец, мы обобщим и повторим пройденное.

Если вы предпочитаете беглый просмотр

Поскольку я хочу, чтобы вы поняли, как воплощать представленную в этой книге информацию в практические действия, последовательность глав в книге выбиралась очень тщательно для облегчения усвоения материала. Каждая глава вбирает в себя и развивает понятия и навыки, о которых сообщалось в предшествующих главах. Без усвоения этих предваритель­ных понятий отдельные части последующих глав будут вызывать трудно­сти. Поэтому я настоятельно рекомендую, чтобы вы читали главы по по­рядку. Но если вы хотите начать с каких-то более коротких отрывков, что­бы получить общее представление об этой книге, у меня есть ряд подсказок.

В главе .9 приведена дословная запись занятия, на котором мужчи­ну обучали тому, как увидеть в себе человека, достойного любви, вклю­чая последующие интервью с ним и его женой, демонстрирующие глубо­кое влияние, которое обучение оказало на его брак и его жизнь.

В главе 13 дается еще одно непосредственное применение обуче­ния — как изменить свои границы, с тем чтобы защитить себя от мнений, влияний и посягательств других людей.

С главы 4 начинается процесс исследования структуры своей я-концепции и того, как ее упрочить и изменить.

Приложение в конце книги — это еще одна возможность добиться быстрых изменений посредством простых процессов, называемых «перс­пективными паттернами». Способность взглянуть на какой-то опыт «в перспективе» очень полезна и также является одним из фундаменталь­ных процессов, лежащих в основе вашей я-концепции.

Можно также прочитать резюме в конце каждой главы.

Надеюсь, что, выбрав один или несколько из этих вариантов, вы вернетесь к началу книги и прочитаете главы по порядку, чтобы расши­рить свои знания и извлечь для себя большую пользу. Я приглашаю вас совершить это путешествие вместе со мной и с участниками тренинга, чтобы узнать, что вы думаете о себе и как быстро изменить эти представ­ления, чтобы вы могли стать человеком, которым вы хотите быть.

Некоторые вопросы

Прежде чем мы начнем исследовать вашу я-концепцию, я просил бы вас оценить ряд базовых и очень важных вопросов, на которые эта книга подробно ответит:

  • Что такое я-концепция?
  • Чему она служит?
  • Из чего она состоит?
  • Как она работает?
  • Что делает ее столь могущественной?
  • Как ее изменить?
  • В чем различие между я-концепцией и самооценкой?
  • Какова связь между индивидуальной я-концепцией и религиозным или мистическим опытом?

Если вы хотите узнать практические ответы хотя бы на некоторые из этих вопросов, читайте дальше.

 

 

ГЛАВА 1.  Я-КОНЦЕПЦИЯ,  ЦЕННОСТИ И САМООЦЕНКА

Прежде чем переходить к исследованию того, как именно функцио­нирует ваша я-концепция, я хочу заложить некоторую основу, введя базовые понятия. Вам присущ определенный склад мыш­ления в отношении самого себя, то, что часто называют «я» (self), обра­зом «я» (self-image) или идентичностью (identity). Термин «образ «я»» несколько обманчив и ограничен, поскольку ваша я-концепция включает не только зрительные образы, но и слышимые слова и звуки, а также кинестетические чувства (а иногда даже запахи и вкусовые ощущения). «Идентичность» — термин, использующийся очень давно и имеющий очень широкий круг возможных значений, ряд которых я бы предпочел не за­трагивать. Понятие «я» несколько уже, чем «идентичность», но все рав­но имеет довольно широкий спектр значений. По-видимому, термин «я-концепция» достаточно нов, поскольку в моем старом издании полного словаря Уэбстера (Словарь американского варианта английского язы­ка. — Прим. ред.) 1966 года он отсутствует. Этому слову присуще как раз то значение, которое я хочу исследовать, а именно: концепция или идея, которая у вас имеется в отношении самого себя. В сущности, правильнее говорить о л-концепциях, поскольку у вас имеется множество идей о себе, но я буду пользоваться термином «я-концепция», подразумевая как лю­бую, так и все идеи, которые вы имеете на собственный счет.

«Я-концепция» звучит так, как будто речь идет об объекте, но этот объект нельзя увидеть, потрогать или поместить в банку. В сущности, это «я-концептуализация». ряд процессов, которые мы используем в раз­мышлениях о себе, и их-то мы и будем исследовать. Хорошее функцио­нирование вашей я-концепции лишь частично обусловлено ее содержанием — тем, что вы думаете о себе — и в намного большей степени тем, как вы думаете об этом. Пока эти слова могут показаться несколько зага­дочными, но в дальнейшем их смысл прояснится.

Ваша я-концепция базируется главным образом на всем том личном опыте, который отложился в вашей памяти. Вы храните огромное мно­жество воспоминаний о своем личном опыте. Некоторые полагают, что можно помнить все, что когда-либо происходило, но это нам в точности не известно. В любом случае, ваши воспоминания охватывают годы и годы. Однако базис вашей я-концепции образуют не просто воспомина­ния, но и то, как именно вы организуете эти воспоминания и размышляе­те о них. Если художнику дать чистый холст и определенный набор кра­сок и кистей, он может написать самые разные картины; то же самое верно в отношении «я», которое вы конструируете, исходя из своей лич­ностной истории.

Думая о себе, вы первым делом производите выборку из своего ши­рочайшего опыта. Невозможно охватить его весь, поэтому вам приходит­ся выбирать, и когда вы выбираете какие-то аспекты, другие неизбежно приходится игнорировать. Если вы считаете себя умным, то вспомните случаи, когда вы продемонстрировали это качество, и проигнорируете случаи, когда вы что-то неправильно поняли или допустили ошибку. Тот, кто считает себя глупым, поступит наоборот. Каждому человеку случа­лось проявлять как ум, так и глупость, поэтому ваша я-концепция в дан­ный момент является только одной из множества возможных, которые вы могли бы сформировать на основании своего богатого опыта, а это означает, что вы способны ее изменить, когда она перестает служить вам на пользу.

Ваша я-концепция — это своего рода карта того, кто вы есть. Подоб­но любой другой карте, она является очень упрощенным отражением территории, которую она изображает; именно эта упрощенность и делает карту полезной. Возможно, небольшой лист бумаги с несколькими лини­ями на нем — плохое отображение крупного города, но оно может быть весьма полезным, помогая вам перемещаться по незнакомой территории и находить интересующие вас объекты. Какой бы подробной ни была карта, она всегда упускает из виду некоторые объекты, события и ин­формацию, которые можно найти на этой территории. Единственный способ обзавестись совершенной картой — полностью воспроизвести тер­риторию, частица за частицей, атом за атомом. Поскольку воспроизве­денная территория оказалась бы столь же большой и неохватной, как оригинал, это свело бы на нет саму цель создания карты.

Ваша я-концепция, имеющаяся у вас «карта» самого себя, служит той же цели, что и карта города, — она обеспечивает ориентировку в мире и помогает вам найти путь, особенно когда события испытывают ваши способности или вызывают у вас трудности. Ваша я-концепция немного напоминает агента бюро путешествий; она помогает вам попасть туда, куда вам нужно, и набраться впечатлений, которые вы хотите по­лучить. Поскольку наши карты самих себя всегда очень упрощенные, они никогда не могут сполна отобразить нашу личность. Мы никогда не

можем узнать себя до конца, а если бы это произошло, эти карты были бы столь сложны и громоздки, что мы не смогли бы ими пользоваться.

О выявлении своего «истинного «я»», или «реального «я»», написа­но множество книг; как мне представляется, это главным образом гово­рит о признании того факта, что многим людям присуще ложное «я», нереальный образ, который они проецируют вовне. Нередко это проис­ходит в ответ на требования окружающих или какого-то идеалистиче­ского представления о том, каким человек «должен» быть, подменяюще­го реальный взгляд на себя. Некоторые люди настолько умело преподно­сят свое ложное «я», что даже забывают о собственных ценностях и взглядах, в результате чего от них оказывается скрытой значительная часть их истинной идентичности — то, что часто называют неизвестным, «теневым» «я».

В то же время попытки отыскать свое «реальное» «я» немного на­поминают попытки определить, является ли топографическая, геобота­ническая или дорожная карта «истинной» картой какой-то области. Все карты истинны в той мере, в какой они предоставляют полезную нам информацию. Любому человеку приносит пользу то, что служит ему в реализации его ценностей, — то, что важно лично для него, то, что имен­но он находит интересным, приятным и т. д. Это указывает на один очень полезный аспект размышлений о поиске своего истинного «я» — выра­ботку я-концепции, которая соответствует тому, что важно для вас, и которая эффективно помогает вам достигать своих целей в жизни.

Самооценка

Прежде чем начать изучать я-концепцию, я хотел бы провести очень важ- ную границу между я-концепцией и самооценкой. В сущности, она достаточно очевидна, но многие люди используют эти термины взаимоза- о меняемо, хотя в действительности они сильно различаются. Скажем, вы » считаете себя добрым человеком. «Доброта» — это обобщение в отношении какого-то аспекта или качества вашего поведения, часть вашей я-концеп­ции. В этом случае, когда вы прилагаете к чему-то свои ценности — «Нра­вится мне это или нет?», — ваша самооценка позитивна, если ответ — «да». Самооценка — это результат вашего анализа своей я-концепции. so Если вы ведете себя по-доброму и при этом цените доброту, то вы можете испытывать положительные чувства в отношении происходящего и скажете, что у вас высокая самооценка. Если вы замечаете, что проявляете жестокость, то испытаете неприятные чувства по этому поводу, и ваша самооценка будет низкой.

Однако если человек рос в опасной и конкурентной среде, напри­мер в. годы беспощадной войны, его жизнь могла зависеть от подавления собственных чувств и проявления жестокости. Восприятие себя как существа жестокого будет цениться и приведет к высокой самооценке, а чувствительность и доброта вызовут беспокойство и покажутся опасными, приводя к низкой самооценке. Если ваша я-концепция не согласуется с вашими ценностями, у вас будет низкая самооценка. Если ваша я-концепция согласуется с вашими ценностями, вы можете наслаждаться вы­сокой самооценкой.

Для тех, кто любит рассуждать, используя логические уровни мыш­ления, можно дать такую формулировку: я-концепция — это обобщение в отношении опыта, поэтому ей присущ более высокий, общий логиче­ский уровень, чем совокупность опыта, который она описывает. Само­оценка — это обобщение в отношении я-концепции, поэтому ей соответ­ствует еще более высокий логический уровень, чем уровень я-концеп­ции. Более широкое обобщение имеет больший охват, показывая то общее, что имеет некоторая совокупность опыта, но игнорируя при этом разли­чия в том, что оно описывает, поэтому у него есть и преимущества, и не­достатки.

С самооценкой связан и ряд других распространенных заблуждений, которые я хотел бы прояснить. Многие полагают, что люди, причиняю­щие беспокойство обществу (нашему конкретному обществу), — это люди с низкой самооценкой, и иногда это утверждение верно. Если люди недо­вольны собой; то в силу своих несчастий и фрустрации они часто прини­мают неверные решения и могут совершать по отношению к окружаю­щим или обществу в целом деструктивные действия.

Но иногда социально беспокойным людям присущи те же самые ценности, что и обществу; просто они иначе выражают эти ценности. Например, юноша, делающий рисунки и надписи на стенах в обществен­ных местах, демонстрирует мужество, художественный талант, принад­лежность к группе и т. д. и очень доволен тем, что он делает. Большин­ство из нас согласится, что это качества достойные, однако мы предпоч­тем, чтобы он выражал их другими способами.

У других людей может быть совершенно иной набор ценностей, ча­сто почерпнутый из другой культуры или субкультуры. Если они ведут себя в соответствии с этими ценностями, то могут быть очень довольны собой, совершая действия, которые общество в целом не приемлет. Мно­го лет назад мне довелось услышать по радио интервью с одним мафио­зи-киллером, который убил 19 человек. Он полагал, что совершает пра­ведное дело, и испытывал в связи с этим весьма положительные чувства. Он разделял ценности своей конкретной общественной группы. Этот че­ловек был не просто наемным убийцей: он очень подробно рассказал о случае, когда ему позвонил один человек и предложил сто тысяч долла­ров за убийство своей беременной любовницы, которая доставляла ему неприятности. После разговора с ним киллер собрал определенную ин­формацию, включая имя и адрес любовницы, а также имя и адрес заказ­чика. Затем он сказал ему следующее: «Вот что, в течение двух недель вы должны передать этой даме те самые сто тысяч долларов, иначе я убью вас». Возможно, вы не согласны с его ценностями или с тем, как он их применил на практике, но он был очень последователен в их отноше­нии. Он считал, что истребляет «паразитов» и «тараканов», и очень вы­соко оценивал свою работу.

Сто лет назад, когда большинство женщин в США были домохозяй­ками, они, как правило, основывали свою самооценку в значительной мере на соответствующем наборе способностей, так как именно он имел культурную ценность. Сейчас, с расширением взглядов на возможности женщины, домашняя работа часто не ценится столь высоко и домохозяй­ка может иметь довольно низкую самооценку, тогда как деловая женщи­на может быть очень довольна своей работой, даже если она неважная домохозяйка. Это всего лишь несколько примеров. Я полагаю, что вы можете привести множество других.

Итак, если самооценка — это результат анализа я-концепции, что, на ваш взгляд, произойдет, если вы не станете заниматься я-концепцией, а просто попытаетесь помочь людям проникнутся положительными чув­ствами к себе непосредственно?

В одном из моих любимых комиксов «Кальвин и Хоббс» Хоббс го­ворит Кальвину: «Тебе же пора делать уроки!»

Кальвин: Да ну их. Они плохо сказываются на моей самооценке.

Хоббс: Да что ты говоришь?

Кальвин: Конечно. Они показывают, что я ничегошеньки не знаю. Мне надо отвечать правильно, поэтому мне неприятно, когда я отвечаю неправильно. Поэтому вместо того чтобы стараться в учебе, я решил сосредоточиться на любви к себе — тако­му, какой я есть.

Хоббс: Твоя самооценка растет, потому что ты остаешься неучем?

Кальвин: Давай лучше назовем это «информационной неадекватно­стью».

Многие родители из лучших побуждений пытаются вызвать у своих детей позитивные чувства, говоря: «О, ты славный малыш», обеспечивая «внешнюю оценку» в надежде, что она повлияет на самооценку. Но если вы не приводите никаких данных, никакого обоснования ситуации, эта оценка не принесет долговременной пользы, поскольку ребенок не знает, в чем смысл оценки или что он сделал, чтобы ее заслужить. Это подобно случаю, когда кому-то говорят о «шикарном ресторане», ничего не сооб­щая о том, какие блюда в нем подают или какой у них вкус. Возможно, вы рассказываете о заведении, где подают дивную фасоль с перцем, а ва­шему собеседнику нельзя есть острое и он не любит фасоль!

Если неконкретизированная похвала чрезмерна, она может даже да­вать нежелательный эффект, приводя к обратному результату, если ребе­нок начинает видеть в ней некий более глубокий смысл. «Почему это папа так суетится? Может быть, мои дела так плохи, что он волнуется и хочет меня приободрить?»

Многие люди совершают ту же ошибку, когда жаждут «счастья». Счастье, как и самооценку, нельзя обрести непосредственно. Вам при­дется определить, какие переживания делают вас счастливыми, и изыс­кать их; счастье — результат этого процесса. Подобно тому как счастье автоматически вытекает из переживаний того, что делает вас счастли­вым, самооценка — это естественный и автоматический результат я-кон­цепции, которая согласуется с вашими ценностями.

Если привязать оценку к поведению, ребенку понятно, какие имен­но поступки ценит его родитель. «Помнишь, вчера твой брат упал с вело­сипеда и ушибся, а ты помог ему подняться и заклеил ссадину пласты­рем? Я очень рад, что ты это сделал; мне очень приятно, что ты такой добрый». Теперь у ребенка имеются данные, объясняющие оценку или похвалу. Такие действия прививают как поведение, так и ценности, свя­зывая их воедино и делая возможной позитивную самооценку ребенка.

Если вы рассмотрите некоторые методы, используемые людьми для повышения самооценки, то обнаружите, что наиболее полезные факти­чески формируют я-концепцию. Понятно, что детям из групп меньшинств трудно идентифицировать себя с фигурами, преуспевающими среди бе­лого большинства. Когда таких детей просят вырезать фотографии звезд спорта и кино, певцов и музыкантов, политиков и ученых из их соб­ственной расовой или этнической группы, а затем расположить их так, чтобы получился коллаж, у них появляется нечто, с чем они могут себя идентифицировать, сформировав я-концепцию, связанную с возможнос­тью успеха. Автоматически результатом этого становится их положительная самооценка.

Поскольку низкая самооценка проистекает из я-коицепции, кото­рая не согласуется с ценностями, стоит поразмышлять над некоторыми признаками низкой самооценки, поскольку это показывает нам, когда полезно поработать над я-концепцией. Низкая самооценка часто выра­жается в неуверенности, или в том, что часто называют «нереализацией своего потенциала» (underachieving). Люди, имеющие о себе плохое мне­ние, обычно не прилагают больших стараний, а если они не слишком стараются, то и не добиваются многого.

Низкая самооценка часто является следствием того, что люди срав­нивают себя со своим окружением и решают, что им недостает тех или иных социальных ценностей или идеалов, которые они признают важны­ми. Это проделывает почти каждый, по крайней мере отчасти, что указы­вает на огромный неиспользованный ресурс, поскольку когда люди име­ют о себе высокое мнение, они добиваются намного большего успеха, — как в обычном смысле этого слова, так и смысле большего успеха при выработке каждым индивидом собственных уникальных качеств.

Другой признак плохой я-концепции — случай, когда люди часто стараются убежать от самих себя с помощью наркотиков, чревоугодия, просмотра телепередач или других развлечений. Хотя люди говорят, что они принимают наркотики, чтобы прийти в «приподнятое состояние», большинство специалистов в области зависимости соглашаются, что на­много правильнее иное объяснение: они принимают наркотики, чтобы почувствовать себя нормально, избавиться от самых разных неприятных чувств — от фрустрации, вины, стыда, сожаления, гнева и т. д. Распрост­раненным примером здесь, бесспорно, является человек, который испы­тывает застенчивость и тревогу в социальных ситуациях, но начинает чувствовать себя комфортно после нескольких рюмок. Я помню, как много лет назад на студенческой вечеринке ко мне подошел с озадаченным ви­дом один подвыпивший приятель. Он приблизил свое лицо вплотную к моему и сказал: «Не понимаю; ты совсем ничего не пил, а проводишь время веселее, чем я».

Разумеется, бегство от самого себя может быть только временным, и когда люди возвращаются из него, то обычно их жизнь становится еще хуже, а не лучше, из-за последствий того, чем они занимались во время бегства, или из-за упущенных ими возможностей. Другие повторяющие­ся саморазрушительные действия могут быть всего лишь признаком сла­бого интеллекта или невежества, но они часто очень ярко показывают, что определенная работа над я-концепцией не помешает.

Еще один признак низкой самооценки — случай, когда человек по­давляет других или держится высокомерно и важничает. В другом моем любимом комиксе Салли Форт говорит своему мужу Тэду: «А ты зна­ешь, что мы ежегодно тратим миллиарды долларов на программы, при­званные повысить самооценку людей?»

Тэд: И что в этом плохого?

Салли: Нет, ничего. Но как быть с людьми, которые доставляют массу неприятностей, потому что у них слишком высокая самооценка? Почему мы не тратим деньги на программы, которые понизили бы их самооценку? Большинству моих коллег это было бы очень кстати.

«Слишком высокая самооценка», о которой говорит Салли Форт, — это фактически признак очень неустойчивой я-концепции человека, ко­торый очень не уверен в себе и старается замаскировать это чрезмерной уверенностью — большим самомнением, высокомерием, хвастовством и т. д. Тому, кто действительно уверен в себе и доволен собой, нет необходимо­сти даже сообщать об этом другим людям, не говоря уже о том, чтобы похваляться этим.

Слишком высокая или слишком низкая самооценка — веское основа­ние для изменения я-концепции, а адекватную самооценку мы будем ис­пользовать в качестве надежного свидетельства того, что ваша я-концепция согласуется с вашими ценностями. В остальных случаях мы будем фокусировать внимание не на самооценке, а на том, как сформировать я-концепцию, которая автоматически завершается самооценкой. Мы бу­дем работать над тем, чтобы согласовать вашу я-концепцию с вашими цен­ностями, поскольку тогда высокая самооценка появляется автоматически.

Ценности

Хотя я не буду заниматься вашими ценностями, но хочу сказать о них несколько слов, так как они являются основой того, насколько хорошо функционирует ваша я-концепция, обеспечивая вам тот вид приносящего удовлетворение поведения, который ведет к самоуважению. Ваши цен­ности — это, по существу, некоторые обобщения в отношении того, какой опыт для вас важен. Вы цените опыт, который вызывает у вас приятные чувства, и негативно оцениваете тот, который вызывает неприятные чув­ства. Поскольку для вас важны очень многие вещи и события — в силу множества самых разных причин, — вам присуще множество различных ценностей. Какое-то отдельное событие может быть ценно для вас по нескольким причинам, а несколько различных переживаний могут быть ценны для вас по одной и той же причине.

Однако иногда выясняется, что ваши ценности начинают конфлик­товать друг с другом. Даже в довольно простой ситуации, например при выборе блюд в ресторане, в действие вступают различные ценности и вам необходимо определить, какие ценности важны для вас в данный момент в наибольшей степени. Возможно, вы голодны, поэтому предпоч­тете сытный обед, но затем вы намерены позаниматься спортом, поэтому в этих целях будет лучше ограничиться меньшим количеством пищи. Быть может, этот десерт выглядит очень аппетитно, но вы хотите поху­деть. Возможно, это дорогой ресторан, поэтому вы решаете заказать обед поскромнее, чтобы сэкономить деньги, хотя очень голодны. Это распро­страненная ситуация, когда приходится делать трудный выбор между чем-то, что ценно для вас в настоящий момент, и чем-то, что будет иметь для вас ценность в другое время.

При покупке автомобиля вам необходимо определить, какие каче­ства важны для вас в большей степени, и проигнорировать другие, менее важные. Возможно, вы цените безопасность, экономичность, дизайн, цвет, вместимость, комфортность, новизну, скорость и низкую стоимость. Но экономичность может привести к снижению скорости, комфортность может сказаться на безопасности, определенный дизайн уменьшает вместимость, и все это вместе увеличивает стоимость автомобиля.

Многие жизненно важные решения гораздо сложнее выбора блюд или покупки автомобиля. Чтобы принять эти трудные решения и вы­брать самое важное, полезно определить приоритет своих ценностей, рас­положив их в виде некоторой иерархии значимости. Когда люди не опре­деляют приоритет своих ценностей, возможно, принимая решение, они даже не вспоминают о других ценностях. Они могут увидеть вкусный десерт или красивый автомобиль и купить их, даже не подумав о том, на что еще они могли бы потратить эти деньги в другое время или в другом месте, — обо всех прочих возможных альтернативах, которые могли бы удовлетворить другие ценности, возможно, намного более важные.

С этими ценностными конфликтами сталкивается каждый из нас, даже если все наши ценности прочно базируются на нашем собственном опыте. Однако мы также заимствуем многие ценности у родителей или других людей, не основывая их на личном опыте. Преимущество этого в том, что ребенок может воспринять, например, такую ценность, как про­явление осторожности при переходе улицы, чтобы не попасть под грузо­вик, не имея необходимости подвергать себя этому опыту лично. Тем не менее даже когда ценности общества оказываются для нас полезными, мы можем испытать внутренний конфликт. Возможно, мне очень хоте­лось бы съесть завтрак, не заплатив за него, но будет лучше, если я ус­тою перед своим желанием сделать это.

Однако иногда мы усваиваем ценности просто потому, что они яв­ляются общепризнанной частью воспринятой нами культуры, пусть даже они не устраивают нас. Поскольку различным культурам свойственны сильно разнящиеся ценности, то они, мягко говоря, нередко не согласу­ются между собой и некоторые из них подходят не для каждого челове­ка. Когда люди принимают какую-то социальную ценность, которая им не подходит, им приходится подавлять собственные естественные реак­ции, когда те с ней конфликтуют. Они могут даже отрицать или игнориро­вать эти реакции, полностью лишая их доступа в свое сознание и я-кон­цепцию.

Кроме того, любой культуре присущи такие ценности, которые рез­ко конфликтуют между собой. В одной из десяти заповедей говорится: «Не убий»: не предусматривается никаких исключений, и в нашем обще­стве имеется множество законов, запрещающих убийство. Однако дру­гие законы разрешают убийство в целях самозащиты, санкционируют казнь осужденного убийцы, утверждают, что убийство на войне является обязанностью при защите родины, и т. д. Если вы принимаете все эти ценности и относитесь к ним серьезно, решение, как поступить, иногда превращается в очень трудную проблему.

В силу всех этих факторов оказывается, что часто мы, попадая в определенную ситуацию, имеем дело с конфликтующими ценностями, и, какое бы решение мы ни приняли, нам придется попрать одну или несколько из наших ценностей. В 1950-х годах Абрахам Маслоу соста­вил перечень ценностей, а затем попытался расположить их в иерархи­ческом порядке в соответствии с их важностью. Наиболее важной ценно­стью оказалось выживание, а наименее важной — индивидуальная «са­моактуализация» (самореализация), которая давала о себе знать только после того, как были обеспечены выживание и другие потребности. В армей­ской иерархии каждый чин всегда отдает приказы тем, кто ниже его по званию, и неизменно подчиняется приказам, исходящим от вышестоя­щих чинов. Поэтому иерархия ценностей означает, что высшая ценность всегда важнее, чем низшая. Но затем Маслоу обнаружил так много ис­ключений, что ему пришлось отказаться от своей идеи иерархии. Люди нередко рискуют жизнью, чтобы реализовать себя, а некоторые даже от­дают свою жизнь ради того, чтобы себя смог реализовать какой-то дру­гой человек.

В реальной жизни значимость ваших ценностей меняется со време­нем и в различных контекстах. В определенное время и в определенном контексте вы можете воспринимать одно событие как более важное для вас, чем другое, но в другое время и в другом месте иерархия может быть совершенно иной. Вот простейший пример. В данный момент, как я наде­юсь, чтение этой книги для вас важно. Но чуть позже вы можете устать от чтения, и если зазвонит телефон или вы заметите, что проголодались, это обстоятельство может стать для вас более важным, чем чтение.

Существует еще один, намного более точный способ описания того, как функционируют ценности, который указал У. С. Маккаллох (W. S. McCulloch), одним из первых описавший нейронные сети в математических терминах. Одной из исследованных им структур была ретикулярная активизирующая система в стволе головного мозга. Поскольку эта система определяет то, на что человек направляет свое внимание, она лежит в самой основе ценностей и выбора. Маккаллох обнаружил, что эту структуру можно лучше всего описать как «гетерархию», чем как иерархию.

Гетерархия функционирует наподобие комитета, но такого, в кото­ром все могут говорить друг с другом и слушать друг друга одновремен­но. Все многочисленные элементы этой системы сообщаются друг с дру­гом, способствуя консенсусу в отношении того, какие ощущения и дей­ствия наиболее релевантны в данный момент. В гетерархической системе взаимодействуют все разнообразные элементы, и один из них обретает на время контроль в содружестве с другими. Эта система очень древняя, но она обусловливает внимание не только у людей, но и у всех позвоноч­ных, и это происходит на протяжении нескольких миллионов лет — вот свидетельство того, насколько она полезна.

Эта система непременно должна обладать избыточностью потенциального влияния, при которой обладание необходимой, неотложной информацией обеспечивает доминирование в той части, которая обладает информацией.

То, что она столь хорошо функционирует на протяжении всей эволюции, не эволюционируя сама, указывает на ее структуру как на естественное решение организации адекватного поведения (16, р. 397).

Гетерархия описывает то, как на деле работают наши ценности. По-видимому в любой момент времени эта система является иерархией, так как некоторые элементы берут верх над другими. Но наблюдение во вре­мени показывает, что внимание и контроль фактически переходят от од­ного элемента к другому, удовлетворяя потребности последовательно.

Примером жесткой иерархии является традиционная авторитарная семья. Родители знают больше, чем дети, о большинстве вещей, особен­но когда дети совсем маленькие. Но по мере того как дети взрослеют и обретают всевозможные навыки, они все чаще настаивают на своем уча­стии в принятии решений, в результате чего семья вынуждена функцио­нировать в виде более естественной гетерархии.

Наше сознательное мышление обычно функционирует в форме иерар­хий, тогда как наши бессознательные потребности гетерархичны. Иссле­дования творческой способности раз за разом показывают, что при реше­нии проблем часто приносит большую пользу прерывание того или ино­го рода. Объявление перерыва или откладывание проблемы до утра позволяет освободиться от влияния какого бы то ни было сознательного подхода, который не срабатывает при решении проблемы, и предостав­ляет гетерархии возможность снова утвердиться и найти решение.

Еще один пример — конные скачки. Для простоты предположим, что три лошади участвуют в бегах попарно и что А побеждает В, В побеждает С, а С побеждает А. Если вы мыслите в иерархических категориях, это утверждение лишено всякого смысла. Но ведь если бы удалось выстроить среди лошадей устойчивую иерархию, скачкам конец! В приведенной выше информации отсутствуют разнообразные факторы, которые способствуют победе в гонке. Возможно, лошадь А показывает наилучшие результаты в жаркий солнечный день и на сухом ипподроме, тогда как В хорошо скачет по грязи, а С лучше всего выступает в холодную погоду. На победу в гонке могут влиять и другие переменные факторы, такие как состояние здоро­вья и физическая форма лошади и наездника. Подобной сложностью обус­ловлено то, почему не удается выстроить иерархию, разве что в некотором общем виде, и почему люди по-прежнему делают ставки на скачках.

Израильские вооруженные силы, одна из наиболее эффективных ар­мий в мире, предпринимают шаги в сторону гетерархии. Если есть воз­можность, солдаты подолгу или постоянно служат в одних и тех же не­больших подразделениях, чтобы все имели точное представление о конк­ретных способностях, навыках, достоинствах й недостатках друг друга. Хотя один из солдат считается командиром, на деле в конкретной ситуа­ции командование передается тому, кто сможет в сложившихся обстоя­тельствах действовать наиболее умело.

Геерархия ценностей — это всегда некоторое искусственное наложе­ние на естественный гетерархический процесс, который на протяжении сотен миллионов лет является основой выживания у животных. Иерар­хия может быть весьма полезна в качестве общего указания на то, что обычно является для вас более важным. Но если она становится слиш­ком жесткой или специфичной, то может принести большой вред. При­мерами жесткой иерархии служат булимия и анорексия, при которых социальная потребность в стройной фигуре полностью подавляет насто­ятельные и базовые потребности в пище и здоровье.

Иногда люди пытаются определить свои ценности объективным пу­тем или стараются вывести их логически из набора иерархических пра­вил, принципов или предписаний, но такие ценности обычно показыва­ют себя не слишком хорошо в реальной жизни. Логические системы стре­мятся быть объективными и абсолютными, но они могут добиться этого только ценой игнорирования множества важных деталей, и они стали бы работать достаточно хорошо, только если бы и мы, и окружающий мир были крайне простыми и никогда не менялись. Какую бы пользу ни при­носил тот или иной набор принципов в качестве общего указания, ни один не может точно соответствовать огромной сложности человека, су­ществующего в еще более сложном физическом и социальном мире, ког­да все эти элементы постоянно меняются.

Некоторые люди рассуждают об объективных ценностях, но слово «объективный» — это всегда обман, поскольку даже в случае наиболее выверенных и строго проверенных научных знаний имеется прячущийся где-то наблюдатель, и приходится делать всяческие оговорки: «Таким образом, используя следующие допущения, изучая то-то и то-то, с помощью следующих методов и инструментов, при следующих условиях, уда­лось установить, что…» Обманчивость «объективных» знаний очень вы­разительно описана Хайнцем фон Ферстером (18):

Синтаксически и семантически правильно сказать, что субъективные утверждения делаются субъектами. Тем самым по аналогии можно сказать, что объективные утверждения делаются объектами. Какая жалость, что проклятые неодушевленные предметы не делают никаких утверждений.

В силу общей физиологии и общих законов развития некоторые ба­зовые ценности мы разделяем со всеми остальными людьми. Однако даже такую базовую потребность, как голод, можно удовлетворить бессчет­ным числом способов, а кулинарное искусство одной культуры может не произвести никакого впечатления на человека, воспитанного в другой. Общеизвестно, что ценности отражают субъективный опыт; различные люди ценят сильно разнящиеся вещи и виды деятельности. Вспомните все те различия, которые существуют между вашими и чьими-то еще ценностями. Когда я рассматриваю вещи и виды деятельности, ценимые другими людьми, многие из них кажутся мне совершенно бессмыслен­ными! Я бы за кучу денег не пошел на то, на что другие добровольно и охотно тратят свое время и средства. Разумеется, многое из того, что делаю я, также лишено смысла для других.

Я готов допустить, что вы по-особому воспринимаете свои ценно­сти; что у вас имеется определенная идея о массе различных пережива­ний, которые важны для вас и которые вам нравятся или не нравятся. Если вы не знаете, каковы ваши ценности, лучший способ выяснить это — поместить себя в определенную ситуацию (либо реальную, либо вообра­жаемую) и определить, позитивные или негативные чувства вы испыты­ваете. Важно, чтобы вы оценивали и кратковременные, и долговремен­ные эффекты, поскольку некоторые события могут в данный момент ка­заться неприятными, но положительно восприниматься впоследствии, тогда как в отношении других верно обратное.

Выполняя эти действия, вы можете выяснить, каковы ваши ценно­сти и насколько хорошо они вам служат. Важны ли для вас эти ценности или же это ценности, которые вы просто переняли у других людей или общества в целом, не проверив, подходят они вам или нет?

Вспомните последний случай, когда вы совершили поступок, кото­рым остались недовольны или который вызвал недовольство кого-то дру­гого. Какие ценности были связаны с этим событием? Какие ценности были проигнорированы, отброшены или приняты во внимание лишь позже? Например, неужели телефонный звонок, о котором ваша жена забыла вам сказать, что вызвало ваш гнев, важнее ваших нежных отношений с ней? Если бы эта ситуация повторилась, рассердились бы вы снова или предпочли поступить как-то иначе, лучше выразив то, что наиболее важ­но для вас в этой ситуации?

Я допускаю, что вам присущи определенные ценности и что вы зна­ете хотя бы немного о том, что они собой представляют и какие из них обычно являются для вас более важными. Моя задача будет состоять в том, чтобы показать вам, как вы можете стать личностью, обладающей я-концепцией, которая соответствует вашим ценностям и исправно ра­ботает на вас.

Резюме

Ваша я-концепция — совокупность процессов, которые образуют сво­его рода карту вашей личности. Эта карта в какой-то мере играет роль агента бюро путешествий, помогая вам попасть туда, куда нужно, и набраться впечатлений, которые вы хотите получить. Ваша я-кон­цепция состоит из событий, отобранных из всего того, что с вами про­исходило, и затем сгруппированных в определенной форме. Поскольку вы можете отобрать и сгруппировать свой опыт множеством различных способов, в том, чтобы трансформировать свою я-концепцию, сде­лав ее более эффективной, вы обладаете огромной свободой действий.

В идеальном случае ваша я-концепция согласуется с вашими ценностя­ми, и когда это имеет место, вы можете испытывать по этому поводу приятные чувства, то есть обладать тем, что обычно называют по­зитивной самооценкой. Вы цените множество различных видов опы­та, имея на то множество различных причин, поэтому полезно опре­делить приоритеты в своих ценностях, расположив их в виде общей иерархии, которая показывает, какие ценности обычно для вас важ­нее. Тем самым вы можете посвящать больше времени опыту, кото­рый ценен для вас, и не растрачивать свою  жизнь на то, что незначимо.

В тоже время важно увидеть, что ваши ценности в действительно­сти функционируют в виде гетерархии, меняя свою значимость при из­менении вашего внутреннего состояния, внешней ситуации, ваших знаний, опыта, целей и т. д. Многие проблемы обусловлены тем, что на естественную гибкую гетерархию, являющуюся частью человеческо­го существа, накладывается жесткая иерархия ценностей.

Далее я хочу рассмотреть некоторые основные элементы я-концепции, делающие ее столь влиятельной, значимой и полезной в нашей жизни.

 

 

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ Я-КОНЦЕПЦИИ

Люди уже давно признали значимость и влияние я-концепции. Но что делает ее столь значимой? Существует несколько элементов, которые обусловливают влияние я-концепции на поведение. Хотя перечисленные ниже элементы в значительной степени накладываются друг на друга, полезно рассмотреть их поочередно. Итак, я-концепция — это:

Очень широкое обобщение в отношении «я».

Система, которая образует временной и пространственный континуум.

Система прямой связи, ориентированная на будущее.

Рекурсивная система, которая соотносится сама с собой и воздействует сама на себя.

Я-концепция — это широкое обобщение

Думая о себе, мы обычно рассуждаем с точки зрения качеств и устано­вок. хотя конкретное качество — это лишь часть я-концепции. Если я считаю себя «настойчивым», то концентрирую весь свой опыт, связан­ный с настойчивостью, в одном понятии, одном слове — «настойчивость». Потребовалось бы слишком много времени, чтобы вспомнить все то ог­ромное множество событий, когда я проявлял настойчивость в отноше­ниях с самыми разными людьми, в самых разных контекстах и в связи с самыми разными проблемами в течение долгих лет жизни.

«Настойчивость» — очень широкое обобщение, поскольку, говоря: «Я настойчивый человек», — я полагаю, что данная характеристика относится ко всей моей жизни. Подобно всем обобщениям, это утвержде­ние ведет к искажениям. Я не всегда настойчив; иногда имеет смысл бы­стро от чего-то отступиться. Я не настойчив, когда погружаюсь в сон, который занимает примерно треть моей жизни; имеется и множество других исключений. Однако представление о себе как о настойчивом может со­служить мне хорошую службу в качестве ориентира, указывающего на то, каким я хочу быть, — как сейчас, так и в будущем.

Поскольку ваша я-концепция является столь широким обобщени­ем, изменения в ней будут сказываться на протяжении всей жизни и повлияют на весь релевантный опыт. Иногда эти эффекты бывают на­много более масштабными, чем может показаться на первый взгляд. На­пример, одни мужчина всегда считал себя «плохим мальчиком», а его жена постоянно сетовала на его лихачество за рулем. Когда он изменил свое представление о себе как о «плохом мальчике», спонтанно измени­лись многие из его моделей поведения, одним из следствий чего стало то, что его манера вождения больше не беспокоит его жену.

Я-концепция образует временной и пространственный континуум

Ваша я-концепция сопровождает вас всегда и везде. Вы остаетесь тем же самым человеком, даже когда ваше поведение меняется в зависимости от места событий или от отрезка вашей жизни. Вы сохраняете свою я-кон­цепцию даже в сновидениях. Был ли такой случай, когда вы не знали, кто вы? В подростковом возрасте вы могли быть озадачены и не уверены в отношении того, кто вы, но вы знали, что вы некто, кто озадачен и неуверен.

Несмотря на изменения во внешнем контексте, я-концепция фор­мирует устойчивый внутренний контекст, фундаментальную внутреннюю структуру понимания вашего опыта. Какие бы мысли и чувства вас ни посещали, какие бы действия вы ни совершали, они принадлежат вам и занимают определенное место в этой фундаментальной структуре я-кон­цепции.

Когда люди делают что-то необычное, они часто говорят: «Я был сам не свой». Но кто это произносит? Даже говоря: «Я был сам не свой», они продолжают утверждать свое «я», которое остается прежним вопре­ки необычному поведению. Сохраняется определенная преемственность, несмотря на то, что они совершили поступок, который выходит за их обычные рамки. Они по-прежнему говорят: «Я был сам не свой», а не «Он был сам не свой».

Аналогичным образом мы говорим «Когда мне было три года», а не «Когда ему было три года». В трехлетнем возрасте вы были совершенно другим человеком, чем теперь. Тем не менее, несмотря на все эти разли­чия, большинство людей считают, что остаются теми же самыми людьми на протяжении долгих лет и в процессе многочисленных изменений. Если вы станете на них наседать, они могут сказать: «Ну конечно, тогда я был во многом другим», но опять же они исходят из того, что «я» остается тем же, даже когда они говорят о различиях.

Важность этой преемственности можно прояснить одним неболь­шим сравнением. Если кто-то избавляется от фобии, беспричинного страха, благотворные последствия этого обычно проявляются в течение очень коротких отрезков времени и в очень незначительном количестве кон­текстов. Случается, что люди страдают фобией, которая дает о себе знать один-два раза в день по несколько минут, но обычно она напоминает о себе пару раз в месяц или даже реже. Люди с фобией обычно научаются избегать ситуаций, которые вызывают у них страх, поэтому они. возмож­но, испытывают его только пару раз в год, когда забываются. Многие люди не попадают в фобические ситуации на протяжении долгих лет и фактически могут не знать, продолжают ли они страдать фобией, так как с тех пор, когда у них была возможность проверить свою реакцию, про­шло очень много времени. Поэтому хотя фобия может быть крайне не­приятной, обычно она влияет на человека только в редких контекстах и в течение короткого времени. Когда люди избавляются от своей фобии, благотворные последствия этого проявляются только в этих немного­численных ситуациях.

Обычно устранение фобии у людей не оказывает сильного влияния на их я-концепцию, но многое зависит от того, как они воспринимают фобию. Если они рассматривают ее просто как присущую им привычку или проблему, то могут даже не вспомнить о ней, после того как она исчезла. Однажды на проводившемся в конце недели семинаре мы с Коннирой обучали одну женщину тому, как избавиться от страха перед лиф­тами, используя метод, созданный разработчиками НЛП (2. гл. 7). Мы стараемся доводить свою работу до конца, поэтому пару недель спустя я позвонил этой женщине и спросил:

«Ну, как ваш страх перед лифтами?»

Она переспросила: «Что?»

Я сказал: «Помните ли вы, как две недели назад приняли участие в нашем семинаре и мы работали над вашим страхом перед лифтами?»

«Да, конечно».

«Пользовались ли вы после этого лифтом?»

Она немного подумала и сказала: «Черт возьми. Я ведь раза два проехалась на лифте на прошлой неделе». Она заходила в лифт, даже не замечая этого, и данный случай очень типичен. Он является прекрасным комплиментом методу, хотя и нежелателен с точки зрения обращения клиентов за помощью. И он наглядно показывает вам, что эта женщина не внесла поправок в свою я-концепцию.

Напротив, ваша я-концепция постоянно сопровождает вас и влияет на вас, где бы вы ни находились. Поскольку она имеет столь широкий охват, изменения в вашей я-концепции скажутся на всей вашей жизни, всем вашем опыте. У этого правила имеется лишь несколько очень редко встречающихся исключений: множественная личность, некоторые нар­котические состояния или иные необычные диссоциативные или амнестические состояния, в которых утрачивается нормальная преемствен­ность я-концепции.

Однако изменение специфического поведения, например фобии, иногда может вызвать изменения и в я-концепции. Человек, избавив­шийся от своей фобии, может зайти в лифт, заметить различие и сделать вывод: «Я стал другим человеком» или «Я — человек, способный быстро измениться» или прийти к каким-нибудь еще заключениям о себе.

Если вы хотите вызвать определенное изменение в чьей-то я-кон­цепции, может оказаться полезным сознательное установление подоб­ной причинно-следственной связи между поведенческой переменой и из­менением в я-концепции; для этого надо побеседовать с клиентом, преж­де чем пытаться изменять его реакцию. «Вы страдали этой фобией 22 года и испробовали множество подходов, чтобы ее устранить, но все усилия оказались тщетными. Если бы вы теперь сумели избавиться от своей фобии за очень короткое время посредством простого процесса визуали­зации, это стало бы позитивным доказательством того, что вы человек, способный на быстрые и глубокие изменения, — просто вы раньше не знали, как их добиться, — и это дало бы толчок всем прочим изменени­ям, которые вы хотели вызвать в себе в течение столь многих лет, — разве не так?»

Если вы можете убедить кого-то полностью согласиться с этой при­чинно-следственной связью, то при устранении фобии ваши действия изменят то, что человек думает о себе. Это один из способов использова­ния ограниченного поведенческого изменения для получения намного больших конечных изменений в я-концепции. Подобным образом можно использовать любой простой метод модификации, если предварительно был сформирован взгляд на причину и следствие («изменение в поведе­нии означает изменение «я»»).

Хотя таким образом на я-концепцию может повлиять любое изме­нение, существует один метод НЛП, разработанный Ричардом Бэндлером, «паттерн взмаха» (Swish Pattern), который специально и непосред­ственно формирует какой-то элемент я-концепции, хотя этот прием обычно и не описывают подобным образом. Разбор данного метода может зало­жить хорошую основу для понимания некоторых наиболее фундамен­тальных идей, касающихся функционирования вашей я-концепции.

Используя паттерн взмаха, вы создаете желательный образ «себя такого, каким вы хотите стать, себя будущего, у которого больше нет этой проблемы». «Взгляните на образ самого себя, избавившегося от этой проблемы». Вот очень точное указание по созданию нового собственного образа. Затем этот образ связывают с контекстами, в которых имело ме­сто прежнее нежелательное поведение. Для того чтобы этот паттерн хо­рошо срабатывал, необходим ряд дополнительных элементов, которые подробно обсуждаются в других работах (2, гл. 17; 9, гл. 3). Тем не менее в основе паттерна лежит собственный образ, который властно побуждает вас принять его. Это образ себя раскрывшегося, себя будущего, челове­ка, проявляющего все те личные качества — восприимчивость, понима­ние, конгруэнтность и т. д., — которые превращают проблему в нечто оставшееся в прошлом.

Существует еще один аспект паттерна взмаха, который заслуживает внимания. Когда вы создаете собственный образ, вас убедительно просят не представлять себя демонстрирующим определенное поведение и не представлять себя в каком бы то ни было конкретном контексте. При устранении специфического поведения и контекста образ превращается в нечто являющееся истинным выражением вас, становясь независимым от поведения и контекста, в результате чего он становится частью вашей я-концепции, которая выходит за пределы пространства и времени или любого конкретного поведения.

Если вы формируете паттерн адекватным образом, трансформация происходит очень быстро, часто в течение нескольких минут, а иногда меньше чем за секунду! Вы можете увидеть это со всей очевидностью в первом демонстрационном примере на видеокассете, которую мы с Коннирой отсняли много лет назад (10). Скорость изменений при этом пат­терне поистине феноменальна. Хотя я знаю, как можно вызывать этот эффект систематически, и наблюдал его множество раз, меня по-прежне­му поражает, что все может происходить так стремительно. Подобную ско­рость изменений делают возможной два элемента я-концепции. Я-кон­цепция — это система прямой связи, ориентированная в будущее, и она рекурсивно воздействует сама на себя.

Я-концепция — это система прямой связи

Система «прямой связи» (feed-forward) совершенно не похожа на систе­мы обратной связи, которые лучше известны большинству людей. В си­стеме обратной связи информация о текущем состоянии «возвращается обратно» в систему, чтобы сохранить это состояние в определенных рам­ках. Знакомым примером здесь является термостат, который поддержи­вает температуру в вашем доме. Термостат бездействует до тех пор, пока в вашем доме не станет прохладнее или жарче установленного уровня. После чего он посылает сигнал нагревательному или охлаждающему ус­тройству, которое возвращает температуру к предварительно установ­ленному уровню. В каждом организме имеется много тысяч подобных систем обратной связи, которые регулируют его пищевой и водный ба­ланс, температуру, химический состав крови и т. д., чтобы сохранить це­лостность всей системы.

Если бы у нас были только системы обратной связи, мы никогда не смогли бы перерасти себя самих. Мы были бы всего лишь сложно устро­енными термостатами. К счастью, у людей также имеются системы пря­мой связи, которые побуждают нас развить в себе новые способности. У меня есть любимый анекдот, который иллюстрирует работу системы прямой связи.

Однажды утром солдат-новобранец просыпается в армейской ка­зарме и начинает вести себя очень странным образом. Он непрерывно заглядывает повсюду — под кровати, в тумбочки, за шкафчики, — что-то навязчиво выискивая. Когда его командир спрашивает, что происходит, солдат отвечает:

— Бумажку ищу, сэр.

—Ты потерял ее?

— Нет, сэр.

—Что это за бумажка?

— Не знаю, сэр.

—Хорошо, как она выглядит?

— Не знаю, сэр.

После множества подобных безуспешных вопросов офицер сдается. А солдат продолжает свои поиски.

Солдат ищет свою бумажку несколько дней напролет, и наконец офицер направляет солдата к психиатру, который спрашивает: «Ну, так в чем же проблема?» Солдат снова отвечает: «Вот, бумажку ищу». Пока психиатр задает солдату вопросы, тот роется в бумагах на столе у психи­атра, заглядывает в мусорную корзину, на полки, под коврик и т. д. Он продолжает везде искать бумагу, не останавливаясь ни на минуту. Нако­нец через несколько дней психиатр сдается и говорит: «Сынок, мне ка­жется, что служба в армии оказалась для тебя немного трудноватой. Нам лучше демобилизовать тебя по психиатрическим причинам». Врач за­полняет демобилизационную форму, и когда он вручает ее солдату, тот восклицает: «Вот же она!»

Система прямой связи работает аналогичным образом. Вы устанав­ливаете перед собой цель, а затем определяете, что вам нужно сделать для ее достижения. В бизнесе и промышленности это иногда называют «стратегическим планированием» или «обратным планированием». Осо­бенно ярким примером здесь является составление всех тех сложных планов, которые были необходимы для высадки человека на Луну и воз­вращения его на Землю. Это планирование называют «обратным», по­скольку вы начинаете с конечной цели — в данном случае с возвращения человека с Луны на Землю, — а затем планируете в обратном временном направлении, двигаясь к настоящему. Достижение целей в реальной жизни часто отнимает массу времени из-за всевозможных практических шагов, которые вам приходится предпринять, чтобы добиться желаемого. Одна­ко когда тот же самый процесс прилагается к вашим идеям в отношении самого себя, он обычно протекает на удивление быстро благодаря еще одному очень важному элементу — рекурсии (повторению).

Я-концепция соотносится сама с собой и является рекурсивной

Когда я создаю собственный образ, то являюсь одновременно и создате­лем образа, и тем, что этот образ отражает. В этом процессе я играю роль и субъекта, и объекта, в результате чего образуется замкнутая петля, которая соотносится сама с собой и воздействует сама на себя. Этот аспект я-концепции может оказывать очень сильное воздействие — как во бла­го, так и во вред. Повседневным примером рекурсии является то, что называют «самоисполняющимся пророчеством». Скажем, если человек чувствует уверенность в том, что он справится с какой-то задачей, он может преступить к ней, используя все свои личные ресурсы, и пока все идет хорошо, он может почувствовать себя еще более уверенно, форми­руя позитивный цикл.

Но если человек перед докладом беспокоится о том, что может раз­нервничаться, это беспокойство фактически создает именно то, чего че­ловек хотел избежать. Чувство тревоги заставляет его беспокоиться еще сильнее, формируя порочный цикл: он плохо читает доклад, в результате чего в следующий раз он будет беспокоиться перед выступлением еще больше. То есть рекурсия может быть и позитивной, и негативной, в за­висимости от того, какая цель воображается и особенно когда цель отри­цается из желания не поддаться тревоге.

Если у меня имеется некоторая идея в отношении какого-то камня, это может сказываться на том, что я думаю по поводу этого камня и как я воздействую на него, но идея не изменяет свойств самого камня. Когда же у меня имеется некоторая идея в отношении самого себя, она обяза­тельно замкнет петлю и повлияет на мои установки и действия. Если я считаю себя неуклюжим, эта мысль создаст предпосылки к тому, что я буду действовать более неловко, чем повел бы себя в противном слу­чае. Как правило, я стану обращать внимание на случаи, когда споткнул­ся или неудачно бросил мяч, и это подкрепит и усилит мое убеждение. Если я считаю себя ловким и умелым, то стану подмечать случаи, когда я удачно бросил мяч. подкрепляя данное убеждение. Ваша я-концепция постоянно поддерживает и воссоздает себя в виде цикличной петли.

Человек — система не только физическая, но и информационная, и ваша я-концепция существует в вашем сознании как часть этой инфор­мационной системы. Скорость рекурсии в информационной системе обус­ловлена исключительно скоростью передачи информации. Хотя скорость передачи информации по человеческим нервам намного ниже, чем в ком­пьютере, она все-таки очень и очень высока — порядка доли секунды.

Когда кто-то создает образ самого себя как личности, обладающей способностью и решимостью научиться правильно питаться, выполнять физические упражнения и т. д. — всему тому, что необходимо ему для похудания, — это изменение в его внутреннем опыте может произойти буквально мгновенно, поскольку оно существует в его сознании. Конечно, оно не сделает его стройным за одно мгновение! Для перемен в физиче­ском мире требуется определенное количество времени, но изменение в понимании, которое делает их возможными, происходит почти мгновенно.

Пока в фокусе нашего внимания были убеждения, которых вы при­держиваетесь в отношении самих себя. Однако вам также присущи убеж­дения в отношении своего окружения и других людей, и важно понять, что какое-то причиняющее беспокойство убеждение может касаться как вас самих, так и внешнего мира — или и вас и его. Представления о мире и о себе часто взаимозависимы, они обусловлены тем, как вы расценива­ете происходящее. Например, если вы считаете, что мир подавляет вас, это может быть равносильно утверждению, что я считаю себя бессиль­ным. Многие проблемы, которые первоначально кажутся проблемами с окружением человека, можно решить намного проще путем внесения из­менений в его я-концепцию.

Резюме

Влияние я-концепции основано на ряде совместно работающих элемен­тов. Ваша я-концепция — это очень широкое обобщение в отноше­нии вашей личности, которое образует временной и пространствен­ный континуум, отражающийся почти на всех ваших действиях. Это также система прямой связи, которая ориентирована на будущее и которая рекурсивно воздействует сама на себя, очень быстро воссоз­давая и поддерживая себя.

Как и в случае всех форм влияния, влияние я-концепции может быть со­зидательным или деструктивным в зависимости от его направленно­сти. У каждого из нас имеется я-концепция того или иного рода, неко­торая идея о том, кто мы такие. Очевидно, у некоторых людей я-кон­цепция функционирует не слишком хорошо, что позволяет им реализовать лишь небольшую долю своего потенциала. У других людей я-концепция имеет прочное основание, позволяя им вести успешную и приносящую удовлетворение жизнь, даже когда они испытывают зна­чительные трудности, имеют физические недостатки или сталкива­ются с внешними ограничениями.

Содержание вашей я-концепции — это результат выборки небольшого ряда событий из вашего богатого опыта и отождествления себя с ними. «Вот кто я такой». Такие элементы я-концепции, как рекурсия и прямая связь, продолжают этот селективный процесс, вследствие чего наши представления о собственной личности обычно подкреп­ляют себя посредством дальнейшего селективного восприятия, по­ведения и памяти. Ограничивающее убеждение становится еще более ограничивающим, а раскрепощающее — еще более раскрепощающим. Изменение в вашей я-концепции вызывает быструю реорганизацию, которая распространяется вширь и вглубь, влияя на многие аспекты вашей жизни. Подробности того, как именно это происходит и как превратить ограничивающие представления о самом себе в убежде­ния, придающие силы, будут описаны в оставшейся части книги. Но сначала давайте рассмотрим критерии, которые станут гарантией того, что ваша я-концепция окажется действенной и успешно спра­вится со своими задачами.

 

 

ГЛАВА 3 . ЭЛЕМЕНТЫ ЗДОРОВОЙ Я-КОНЦЕПЦИИ

Приступая к исследованию того, как работает я-концепция, я уста­новил ряд критериев ее ожидаемого функционирования. В то время я не знал, как она работает, но у меня было несколько вполне определенных идей о том, чего я от нее жду.

Это было очень похоже на то, что мы с Коннирой делали около 15 лет назад, когда разрабатывали процесс обучения людей, пребываю­щих в горе, тому, как реагировать на серьезную утрату, используя свои ресурсы. Мы начали с критериев выбора модели, поскольку не хотели моделировать смирение, депрессию, отрицание или любую иную нере­сурсную реакцию на утрату. Если вы разрабатываете точную модель чего- то, функционирующего недостаточно хорошо, результаты использования этой модели также будут не слишком хорошими. Мы хотели смоделиро­вать исключительно компетентных людей, которые испытывали бы под­линную радость от того, что знали умершего или покинувшего их чело­века, и которые были способны с легкостью идти дальше по жизни и завязывать новые, приносящие удовлетворения отношения. Это намного упрощало нашу работу, так как позволяло сузить свой поиск, сосредото­чившись на людях, которые справились с этой задачей особенно успешно.

Описывая какой-то объект, можно говорить о его цвете, весе, предысто­рии и полезных свойствах, однако все это — лишь различные аспекты одного и того же предмета. Аналогичным образом следующие критерии эффективной я-концепции тесно взаимосвязаны и могут рассматриваться как различные аспекты одного и того же процесса. Ввиду ограниченных возможностей языка и мышления мне приходится искусственно разде­лять их и обсуждать по очереди. Я хотел, чтобы я-концепция была:

  • устойчивой, гибкой и долговечной (и при этом давала о себе знать, когда вы в ней более всего нуждаетесь);
  • точной (надежным индикатором ваших установок и действий);
  • самокорректирующейся и восприимчивой к обратной связи;
  • неосознанной и автоматической (как при «максимальной работо­способности»);
  • связывающей вас с другими людьми, а не изолирующей от них;
  • лишенной самомнения, высокомерия и всех прочих признаков эго­тизма.

Устойчивость

Идентичность — это во многом основание вашего существования, осо­бенностей вашей жизни, фундаментальный базис смысла и понимания. Ваша я-концепция должна быть устойчивой, прочной и гибкой, сохраняя надежность перед лицом испытаний. Если произойдет нечто противоречащее вашей я-концепции, вам не захочется, чтобы она обрушилась и исчезла, поскольку очень неприятно, когда ваши идеи о том, кто вы та­кой, превращаются в груду обломков.

Без основания, обеспечиваемого вашей я-концепцией, жизнь стано­вится крайне запутанной и неприятной, и человек обычно чувствует себя совершенно потерянным, подобно путешественнику в джунглях, кото­рый потерял не только свою карту и компас, но и представление о том, кто он такой, как он оказался в джунглях и что он здесь делает! Поэтому формирование я-концепции, отличающейся прочностью или устойчиво­стью, имеет первостепенное значение.

Точность

Мне также хочется, чтобы я-концепция была точным отражением вашего поведения, реакций, установок и т. д. Я видел слишком много людей, ко­торые думали, что они компетентны, умны, рассудительны и т. д., но окру­жающие были решительно не согласны с их представлениями о себе.

В одном из моих любимых анекдотов психиатр говорит пациенту: «У меня есть для вас хорошая и плохая новость. Хорошая заключается в том, что ваша я-концепция заметно улучшилась, плохая — в том, что вы теряете контакт с реальностью».

Если вы обладаете хорошими или не слишком хорошими способнос­тями к чему-то, я бы хотел, чтобы вы об этом знали, — особенно если вы мой врач, мой работодатель или иное лицо, действия которого для меня жизненно важны. Я хочу рассмотреть крайние случаи, очень малую или очень большую компетентность и уверенность, хотя у большинства из нас эти переменные обычно находятся в промежуточной области. Возможны четыре случая.

Малая компетентность, малая уверенность. Если кто-то не очень компетентен и не очень уверен в себе, у него, по крайней мере, не будет слишком больших неприятностей. Если он знает, что не очень способен в чем-то, то не станет предпринимать слишком активных попыток, убеж­дая людей нанять его за большие деньги для выполнения ответственной работы. Возможно, его я-концепция не слишком хороша, но поскольку она точна, «он может принимать верные решения в отношении своих возможностей. Точное знание того, каковы ваши способности в данный момент, — хороший базис для определения того, чему вы можете на­учиться и как вам расширить свои способности, чтобы стать более ком­петентным и уверенным в себе.

Большая компетентность, большая уверенность. Если вам прису­щи большая компетентность и большая уверенность, вы обладаете нуж­ной способностью и знаете об этом. Вы можете достичь многого, поскольку знаете уровень своих возможностей и можете выполнить то, что обеща­ли сделать. Обладать большой компетентностью и большой увереннос­тью всегда на руку. Вы можете хорошо справиться с какой-то работой и уверены в этом. Уверенность помогает вам хорошо выполнить работу, а хорошее ее выполнение придает еще большую уверенность. Эти две составляющие подкрепляют друг друга в виде восходящей спирали, в ре­зультате чего ваша способность все более и более совершенствуется. Опять же, ваша я-концепция точна.

Большая компетентность, малая уверенность. Если вам свойствен­ны большая компетентность и малая уверенность, вы не полностью реа­лизуете свои возможности, поскольку ваша я-концепция неточна. Вы мо­жете добиться больших успехов в том, что пытаетесь делать, так как об­ладаете нужной способностью, но вы не предпринимаете активных попыток, поскольку не осознаете, насколько велики ваши возможности. Это как раз тот случай, когда хорошо помогает непосредственное придание уве­ренности, так как вы уже обладаете нужной способностью.

Распространенным примером этой ситуации является страх перед публикой. Вы можете легко установить, что человек обладает даром речи. Вы знаете, что он может произносить фразы, отвечающие логике. Вы знаете, что он может нормально дышать и стоять на ногах. Вы знаете, что он обладает по отдельности всеми качествами, которые необходимы для публичного выступления, но, оказываясь перед аудиторией, он начи­нает запинаться и теряется. В этой ситуации все. что вам следует сде­лать, — это пробудить в человеке здоровые чувства уверенности и объ­единить их с задачей публичного выступления. Эта уверенность может позволить человеку продемонстрировать свою компетентность в реаль­ной обстановке.

Малая компетентность, большая уверенность. Когда кому-то при­суща очень малая компетентность и огромная уверенность, это вызывает особую тревогу. Человек полагает, что может выполнить множество ве­щей, на которые он в действительности не способен. Когда он, демонст­рируя уверенность, пытается справиться с какими-то из этих задач, он часто вредит окружающим или самому себе, причиняя большой ущерб и вызывая многочисленные разочарования. Роберт Фулгам высказал пре­красную мысль: «Невежество, власть и гордыня — смертельно опасная смесь». Его слова описывают именно эту ситуацию. Данная категория людей вызывает у меня сильное беспокойство, поскольку они причиня­ют в жизни массу неприятностей как самим себе, так и окружающим. Когда мы работаем над я-концепцией, я стараюсь проявлять большую осторожность, чтобы не привить клиенту чрезмерную уверенность в себе.

Самокоррекция и восприимчивость к обратной связи

Поскольку вы учитесь и изменяетесь в ответ на меняющиеся обстоятель­ства, охватывающие многие годы вашей жизни, если вы хотите, чтобы ваша я-концепция оставалась точной, она должна обладать постоянной способностью реагировать на корректирующую обратную связь. Я встречал множество людей, чьи идеи в отношении их собственной личности, воз­можно, и были точными в какой-то более ранний период времени, но в данный момент они оказывались полностью устаревшими, а эти люди вели себя так, как будто совершенно не замечали очевидных фактов.

Я-концепция без обратной связи во многом напоминает попытки водить автомобиль, игнорируя предупредительные сигналы. Индикатор давления масла горит, когда масло у вас на исходе, поэтому вы заклеива­ете его изолентой, чтобы он вас не раздражал. А затем, когда масло кон­чается, вы слышите какой-то стук в двигателе и вставляете себе в уши затычки. Это приносит огромное облегчение, поскольку теперь вы также не слышите гудков других автомобилей и воя сирены или иных звуков, которые могут вас раздражать. В конце концов двигатель выходит из строя, автомобиль останавливается и вам приходится признать наличие проблемы.

Если вы обращаете внимание на обратную связь и сразу же реаги­руете на индикатор давления, добавляя немного масла, это приносит на­много. большую пользу, чем игнорирование предупредительных сигна­лов. Сигналы обратной связи всегда налицо, и если ваша я-концепция восприимчива к ней, вы можете уловить сигналы на раннем этапе, когда на них легко прореагировать. У всех долговечных живых систем имеют­ся петли быстрой и эффективной обратной связи. А все системы, у кото­рых нет петель обратной связи, терпят в итоге крах.

Когда чья-то я-концепция невосприимчива к информации, получае­мой посредством обратной связи, она может стать очень неточной, силь­но отличаясь от того, что наблюдают другие люди. Этот случай часто описывают как «ложное я»,-а поведение, которого человек за собой не признает, — как «теневое я», поскольку оно находится в тени «ложного я». Когда кто-то из окружающих предоставляет обратную связь, касаю­щуюся этого несоответствия, эти люди обычно яростно защищаются, на­ходя какое-то иное объяснение, недооценивают или отрицают то, что им говорят. Обратная связь обычно воспринимается как доказательство того, что другой человек просто не понимает ситуации.

Затем, когда эти люди наконец замечают обратную связь, несоот­ветствие оказывается настолько большим, что они испытывают сильное и крайне неприятное потрясение, понимая, что их представления о самих себе неверны и что они вели двойную жизнь. В этот момент их я-концепция обрушивается, и они чувствуют себя совершенно потерянными и сбитыми с толку.

Это понимание является основой 12-шаговой программы Аноним­ных Алкоголиков и многих других подходов, согласно которым прежде чем человек сможет изменить свое деструктивное поведение, он должен «упереться в стену» или «достичь дна». Эти выражения характеризуют ситуацию, в которой человек в конце концов накапливает необходимый опыт, вынуждающий его переступить порог. Это может быть необходимо человеку, жившему длительное время с я-концепцией, которая была не­восприимчива к обратной связи. Но если бы мы могли начать обучать людей уже в раннем детстве, показывая им, как следует комфортно ис­пользовать обратную связь, то им никогда бы не пришлось проходить через очень неприятные испытания, вызванные крахом я-концепции.

Приступая к моделированию я-концепции, я очень волновался. Я по­лагал, что элементы, которые повышают ее восприимчивость к обратной связи, могут сделать ее менее устойчивой, а элементы, придающие ей устойчивость, сделают ее невосприимчивой к обратной связи. Если бы это предположение было верно, то я-концепция, отличающаяся и устой­чивостью и восприимчивостью к обратной связи, потребовала бы точной балансировки этих двух составляющих — повышения устойчивости при­шлось бы добиваться за счет снижения восприимчивости к обратной связи, и наоборот.

Могу вас обрадовать: я полностью ошибался. Любые процессы, ко­торые придают я-концепции устойчивость, также делают ее более чув­ствительной и восприимчивой к обратной связи. Мне не передать, как я был счастлив, когда совершил это открытие. Оно также стало прекрас­ным подтверждением того, что я выявляю нечто реально существую­щее, а не просто «открываю» собственные допущения и заранее состав­ленные мнения. Одной из наших задач будет исследование того, как именно можно встроить эту устойчивую и чувствительную обратную связь в вашу я-конценцию.

Неосознанность

Каждому знаком дискомфорт, который мы испытываем, когда смущаем­ся или предаемся рефлексии, и большинство из нас также по собствен­ному опыту знает, насколько неловко находиться рядом с застенчивым человеком.

В противовес этой ситуации вспомните другую — когда вы очень хорошо выполняли какое-то задание, демонстрируя то. что часто назы­вают «максимальной работоспособностью» (peak performance) или «состоянием автоматизма» (flow state). Не имеет значения, как вы это называли и что именно делали. Вы делали что-то очень ловко, легко, хорошо и не осознавали при этом своих действий. Можете ли вы вспомнить по­добный случай?

А что произошло бы с вашей работоспособностью, если бы вы заме­тили, насколько хорошо вы что-то делаете, и подумали про себя: «Какой я молодец!» Как правило, такая сознательная оценка частично выводит вас из состояния, в котором вы находитесь, уровень вашей работоспособ­ности заметно понижается и, возможно, вы даже начинаете допускать ошибки. Сознательное направление мыслей на собственные действия обыч­но сказывается на эффективности этих действий. Когда вы впервые учи­тесь чему-то, это сознательное участие полезно и неизбежно, но как только вы научились делать что-то хорошо, лучше всего, если вы выполняете эту работу автоматически и неосознанно.

Прекрасно, если вы оцените свои умелые действия позже, но в мо­мент максимальной работоспособности подобные мысли нежелательны.

Аналогичным образом, если бы в момент максимальной работоспособности кто-то спросил вас: «Простите, как вас зовут?», — я полагаю, что вы бы легко ответили на этот вопрос. Однако направление внимания на мысли о собственном имени, вероятно, также сказалось бы на вашей работо­способности. До этого момента вы не сознавали своего имени; вы не думали о нем, поскольку все ваше внимание было полностью сфокусировано на задании, выполнявшемся вами в состоянии максимальной работоспособности.

Если вы сосредоточиваете свое внимание на ошибках, это еще веро­ятнее выведет вас из состояния максимальной работоспособности. Очень важно разобрать ошибки позже, чтобы извлечь из них какую-то пользу, но сознательная фиксация на них во время работы почти всегда ведет к еще большему количеству ошибок.

При исследовании проблемы сознательной я-концепции помогает изучение паттерна взмаха. Как я упоминал ранее, этот паттерн формирует определенный аспект я-концепции, побуждая человека сознательно сформировать собственный образ, а потом проделать серию шагов, связывающих проблемный стимул с этим образом. Затем человек осуществляет эту связь все быстрее и быстрее, пока она не становится неосознанной. Тем самым мы можем начинать с сознательного процесса, поскольку он быстро становится подсознательным, оказываясь за пределами нашего обычного восприятия. — до тех пор, пока кто-то не спросит нас о нем.

Прекрасной иллюстрацией того, насколько неосознанным становится   образ при «взмахе», является случай, который произошел во время одного расширенного тренинга много лет назад. На занятии Коннира продемонстрировала одной женщине паттерн взмаха. На тренинге в следующий выходной эта женщина сказала Коннире:

— Происходит просто удивительная вещь. Я продолжаю видеть зе­леновато-голубую вспышку. Она не то чтобы мне мешает, а скорее озада­чивает меня, и я хотела бы понять ее значение.

Коннира спросила;

—Давайте разберемся. На прошлой неделе я продемонстрировала вам паттерн взмаха. Помог ли он?

— О да, очень помог. Проблема исчезла. Но время от времени я вижу эту голубую вспышку.

Коннира немного подумала и затем снова спросила:

— Когда вы создавали образ самой себя, больше не имеющей про­блемы, во что вы были одеты?

—О! На мне было голубое платье!

В большинстве случаев этот собственный образ становится полнос­тью неосознанным. Но в данном случае всякий раз, когда он иницииро­вался, женщина в какой-то степени осознавала голубую вспышку, хотя все остальное, связанное с образом, оставалось в подсознании.

Существует множество духовных традиций — прежде всего буддизм, суфизм и другие мистические учения, — которые утверждали на протя­жении тысячелетий, что у человека не должно быть я-концепции, так как осознание себя препятствует мистическому или религиозному опыту еди­нения или общности с окружающим. Однако если вы полагаете, что у вас не должно быть «я», это заставляет вас еще более сознавать себя, усиливая я-концепцию, а не устраняя ее!

«Откажитесь от «я»» — негативное предписание, подобное команде «Не думайте о белой обезьяне», — оно побуждает вас думать как раз о том, о чем вы думать не должны! Вместо того чтобы устранить восприя­тие «я», это предписание фактически заставляет вас вдвойне осознавать свое «я». Сначала у вас возникает мысль о себе, а затем мысль о том, что вы не должны думать о себе! В результате ваше внимание дробится на две части, которые начинают конфликтовать друг с другом. Затем вы начинаете испытывать потребность в озадачивающем дзенском коане (аб­сурдная буддийская загадка. — Прим. перев.) или ударе палкой по спине, которые избавляют вас от противоречивых мыслей и возвращают к тому, что вы испытываете в данный момент. Поэтому подобное наставление не слишком полезно.

Тогда что же эти духовные наставники имели в виду, когда говори­ли: «Откажитесь от «я»»? Нередко размышления о себе ограничивают нас, а не раскрепогцают, описывая то, чем мы не являемся или не можем быть, вместо того чтобы показывать, что мы собой представляем и чем можем быть, — вероятно, именно это и имеют в виду буддисты и суфии.

Мне думается, что их основная идея сводилась к следующему: «От­кажитесь от сознательного «я»», и я полностью согласен, что это достой­ная цель, даже если наставления ведут к результатам, противоположным тем, на которые рассчитывали учителя. Я хотел бы, чтобы ваша я-концепция была подсознательной в такой же степени, в какой вы не осозна­ете свое имя в состоянии максимальной работоспособности, — неосозна­ваемой до тех пор, пока кто-то не спросит вас о ней или у вас не появит­ся какая-то иная причина для оживления этой информации.

Связь с окружающими

Я также хочу удостовериться в том, что ваша я-концепция не изолирует вас от других людей. Многие жалуются на чувство обособленности от окружающих и стремятся к более тесной связи с любимыми и близкими, со своей работой или с природой. Цель многих духовных традиций — непосредственный опыт единения с божественным или вселенной, ощу­щение тесной связи со всем. Много лет назад Коннира разработала про­цесс, получивший название «глубинная трансформация» (Core Transforma­tion), который начинается с проблемы или конфликта и ведет к этому опыту всеобщего единения, который люди описывают по-разному — как внутренний покой, бытие, любовь или общность (2).

В состоянии максимальной работоспособности или автоматизма люди неизменно сообщают о подобной общности, об адекватном и подсозна­тельном реагировании на события, которые происходят вокруг них, и о восприятии себя как части всего этого. Нет места ощущению «я», ощу­щению «другого», изолированности, самосознанию или любому иному конфликту, который мешает плавному потоку переживаний и действий.

Одна из базовых функций я-концепции — проведение грани между вами и вашим окружением, и я хочу быть уверенным, что это разграни­чение не приведет к чувству обособленности и изоляции. Сознательная я-концепция вызовет у вас чувство обособленности, которое будет ме­шать ощущению связи с окружающими.

Когда мы думаем о себе, то создаем образы того, кем мы являем­ся, — пусть даже эти образы также включают в себя звуки и ощущения. Когда вы создаете собственный образ, вы видите себя где-то «там» (даже если это «там» находится внутри вас), поэтому вас разделяет с ним опре­деленная дистанция. Хотя диссоциация, или расщепление, в определен­ном контексте может являться очень полезным навыком, обычно неже­лательно отделяться от своего самоощущения, разве что на короткое время при решении конкретных проблем.

Если бы вы оставались разделенными со своими образами, то были бы изолированы от них и от своего самоощущения. Поэтому поначалу я беспокоился, что я-концепция может изолировать вас от самих себя и что это может затем привести к изоляции вас от других людей. Довольно трудно установить связь с другими, если вы уже оторваны от самих себя!

Опять же может оказаться полезным то, что происходит в методе взмаха. Хотя сначала вы создаете собственный образ, отделенный от вас, вы сливаетесь с этим образам невероятно быстро. Поскольку диссоциа­ция длится недолго, изоляция от своей я-концепции не является проблемой.

Однако существует другая потенциальная помеха связи с окружаю­щими, которая весьма реальна и, к сожалению, распространена очень широко: изоляция, которая является следствием проведения сравнений между нами и другими людьми и подчеркивания различий между нами. Люди могут самыми разными способами выделять себя, свою семейную группу, свою футбольную команду или свою страну в противополож­ность другим, причем сравнение проводится в пользу «своих». Подобное разграничение — причина всевозможных человеческих страданий, вклю­чая вражду между различными политическими, этническими, расовыми или религиозными группами. Я хочу быть твердо уверенным в том, что любые мои действия с я-концепцией не усугубят эту проблему.

Недопущение этого разграничения имеет два разных аспекта. Од­ним из них является особенность процесса, а другим — особенность со­держания. Особенность процесса состоит в том, чтобы не делать сравне­ний. Фраза «Я — добрый человек» всего лишь утверждает нечто обо мне. Я не сравниваю себя с другими, а просто указываю на какую-то черту своего характера. Слова «Я — добрый человек» не предполагают, что другие не добры, — даже если мой опыт может свидетельствовать, что некоторые люди не добры. Добрыми способны быть все, поэтому данное утверждение не отделяет меня автоматически от других. Здоровая я-кон­цепция сфокусирована на качествах, которые имеются у меня, и не про­водит сравнений, которые вызывают у меня чувство превосходства или неполноценности по отношению к другим людям. Данное утверждение сильно отличается от высказывания «Я добрее, чем Джо», в котором я провожу сравнение, превозносящее меня и отделяющее меня от другого человека.

Особенность содержания состоит в недопущении использования слов, которые предполагают то или иное сравнение. Высказывание «Я — ко­роль» предполагает наличие подданных, а «Я — лауреат Нобелевской премии» или «Я — святой» — тех, кто не являются таковыми. По време­нам все мы грешим подобными вещами, однако сравнение себя с други­ми и отделение от них может быть и свойством я-концепции, и таких людей немало: «Я такой, а вы сякой», «Я удачлив, а вы нет» и т. д. По­добное разграничение становится наиболее очевидным в том случае, ког­да вы оцениваете людей, которые несут ответственность за крупномасш­табные конфликты, разрушения и массовые убийства. И страшно и смешно, что хотя большинство религий начинаются с пророка, который учит при­ятию, терпению, общению и объединению, их последователи часто за­канчивают жестокими крестовыми походами или джихадом, обращая в свою веру или убивая приверженцев иных убеждений.

Эти предпосылки к сравнению, разделению и конфликту являются еще одной причиной того, почему я полагаю, что большинство мистиков отстаивали устранение «я». Слишком часто я-концепция включает в себя сравнения, которые отделяют от других и от остального мира. Посколь­ку цель большинства мистиков — культивирование связи со всем творе­нием и участия в нем, любое сравнение и разделение обязательно станет помехой духовному опыту единения.

В основе всех конфликтов между людьми лежит определение иден­тичности путем сравнения, и путь к разрешению этих конфликтов всегда начинается с того, чтобы направить внимание на сходство сторон, — за­метить все то, что является для них общим, а не то, чем они различаются. Благодаря позитивной репрезентации «я», которая объединяет, а не разделяет, мы можем обрести самоощущение, которое не конфликтует с глу­бинным духовным опытом связи с окружающими, и я полагаю, что все это устраняет проблему, которая беспокоила мистиков и мудрецов.

Другое известное поучение многих мистических духовных тради­ций состоит в том, что вы уже едины со всем; дело лишь за тем, чтобы это осознать. Возможно, у вас нет опыта подобных переживаний, но я надеюсь, что эта идея вам знакома. Стать единым со всем — это один из способов описания интеграции противоположностей, чтобы человек мог действовать без конфликтов. НЛП предлагает множество путей дости­жения интеграции, а один метод НЛП может особенно помочь в понима­нии того, насколько верна эта идея.

Интеграция посредством реимпринтинга. В оригинальной технике, названной «реимпринтингом» (2, гл. 1), люди работают с воспоминани­ем, которое вызывает у них беспокойство, когда оно их посещает. Это воспоминание обычно ощущается как тревожное, инородное и порой на­вязчивое. Однако оно определенно существует в сознании людей и явля­ется их частью, каким бы чуждым оно им ни казалось. Где-то в их мыс­лительном аппарате имеется отпечаток этого воспоминания, а какая-то другая часть их психики обеспокоена, реагируя на него.

Сначала мы просим этих людей еще раз пережить это воспоминание в данный момент, чтобы определить, какие личностные ресурсы, реак­ции или суждения заметно облегчат контакт с переживанием. К приме­ру, если бы они обладали более широким видением проблемы либо посто­янно помнили о своей долговременной цели, либо отличались спокой­ным характером или пониженной скоростью реакций и т. д., их поведение в этой ситуации было бы для них намного более удовлетворительным. Затем мы помогаем им полностью задействовать адекватные ресурсы и объединить их с переживанием воспоминания.

Когда все эти операции выполняются умело, с использованием адек­ватных ресурсов, люди начинают чувствовать себя намного лучше, и вос­поминание перестает их беспокоить. Фактически оно становится пози­тивным переживанием, поскольку теперь трансформировано в ситуацию, в которой людям удавалось справиться с трудностью. Воспоминание, которое было прежде отчуждено, больше не отделено от них, а комфорт­но включено в их ощущение самих себя и своих возможностей.

В первоначальной тревожащей ситуации люди чувствовали себя ото­рванными не только от воспоминания, но также от ресурсной реакции, в которой они нуждались. Они обладали ею, но были отделены от нее. Поэтому можно сказать, что они уже были «едины со своими ресурса­ми». а также «едины с тревожащим воспоминанием», которое они от­странили от себя; просто они этого не понимали.

Теперь сделаем следующий шаг. В модификации реимпринтинга, раз­работанной Робертом Дилтсом (14), беспокоящие отношения с другим человеком (или людьми), имевшие место в прошлом, изменяются путем аналогичного добавления ресурсов в переживания другого человека. К при­меру, допустим, что я затаил злобу на своего отца, поскольку однажды в детстве он накричал на меня за допущенную ошибку. Я возвращаюсь к этому воспоминанию и добавляю в переживание отца терпение (или заботу, рассматривая ошибку в более широком контексте, и т. д.), чтобы он мог прореагировать, используя больше ресурсов. В результате этого процесса он может спокойно обсудить со мной, как мне лучше действо­вать в следующий раз, вместо того чтобы сердиться и кричать на меня. Теперь, благодаря этому пересмотренному воспоминанию, я чувствую, что у меня больше ресурсов, и первоначальные переживания перестают меня беспокоить.

Каков механизм этого процесса? Каким образом мысленное добав­ление ресурсов другому человеку помогает мне почувствовать себя луч­ше? Мой отец умер 55 лет назад, так что он существует только в моей нервной системе в виде образа, отражения в моих мыслях. Я могу ска­зать: «Мой отец накричал на меня», — но в данный момент это только мое воспоминание о том. что произошло в далеком прошлом. Другими словами, мое воспоминание об отце фактически является частью меня, но я назвал его «отцом», как будто это нечто отделенное и отличное от меня, и я реагирую, сердясь на то, что «он» когда-то сделал.

Обычно в этой ситуации люди воспринимают свой образ другого че­ловека как обособленный, автономный и не контролируемый ими. Образ или голос может возникать сам по себе в самое нежелательное и неудоб­ное время и может ощущаться как нечто мучающее человека. В крайних случаях он может даже расцениваться как «одержимость демонами».

Когда люди отстраняются от части собственной нервной энергии, они сначала утрачивают контроль над частью самих себя, а затем им приходится использовать другую часть самих себя — гнев, мысли о мес­ти и т. д. — в борьбе против отчужденной части. В этом положении люди обладают возможностями намного меньшими, чем доступный им потен­циал. Если бы они получили доступ к этой нервной энергии, то стали бы более целостными и компетентными. Вдобавок к утрате нервной энер­гии эта борьба начинает поглощать значительную часть внимания чело­века, в результате чего он уделяет намного меньше времени остальным сторонам своей жизни.

Реимпринтинг Дилтса позволяет сделать очень важный шаг к раз­решению подобного внутреннего расщепления. Включая ресурсы в мой образ отца, я фактически объединяю ресурсы с частью самого себя. Мой «отец» становится более рассудительным, более терпимым, менее склон­ным к отчуждению и в конечном счете превращается в друга и союзни­ка — еще один полезный личностный ресурс, который поддерживает меня в моей текущей борьбе с трудностями реальной жизни. Когда этот цели­тельный процесс получает завершение, не остается места какому-либо разделению между некогда расщепленными, отвергнутыми частями меня самого и тем, что я обычно думаю о себе. Теперь я более многогранен и целостен, связан с миром, а не отделен от него. На мой взгляд, очень вероятно, что именно на подобный опыт указывали мистики, когда гово­рили: «Вы уже едины со всем; дело лишь за тем, чтобы полностью осоз­нать это». Мы вернемся к этой важной теме в главе 14, когда будем рас­сматривать связь с окружающими более подробно.

Самомнение и эготизм

Наконец, я хочу удостовериться, что никакие мои действия с я-концепцией не приведут к росту самомнения, высокомерия и позирования, ко­торые мы все временами демонстрируем и которые многие люди демон­стрируют постоянно. Многие мистики учили, что самомнение — это ловушка для личности, а также помеха, духовному опыту. Особенно крас­норечиво говорит об этом Дон Хуан у Карлоса Кастанеды. Мистики по­нимали, что являются невероятно крохотной и незначительной частью огромного целого, тогда как вселенная эготиста вращается вокруг него, его собственности и его непосредственного окружения.

Самомнение — тяжелая ноша для человека, которому оно присуще, и еще более тяжелая ноша для окружающих. Озабоченность самомнени­ем сильно затрудняет признание других людей значимыми, а суженное поле зрения изолирует человека от его более широкого опыта и во мно­гих других отношениях. Попытки повысить собственную значимость и превознести себя путем осуждения, умаления и. обвинения других людей часто наносят последним непосредственный вред. Крайнее проявление подобного поведения называют «нарциссизмом» по имени мифического Нарцисса, который был настолько очарован собственным отражением в воде, что перестал замечать все остальное.

Эготизм начинается со сравнения себя с другими людьми, за кото­рым следует обособление и признание себя более совершенным, чем они. Если вы лучше кого-то, это может оправдать любое плохое обращение с этим человеком, включая пытки и убийство. Посмотрите на все происхо­дящие в мире конфликты — от личных до международных, — и вы уви­дите эти процессы в действии. Неприязнь к помпезности и тщеславию была одной из причин, которые обусловили мой первоначальный инте­рес к изучению я-концепции, поскольку я хотел лучше понять, что такое самомнение, и постараться найти лекарство от этой болезни.

Самомнение — это, по сути, сознательная половина неопределенной и двусмысленной я-концепции. Человек с большим самомнением на самом деле сильно сомневается в себе и тратит много времени и усилий на поиски внешних свидетельств и подтверждений того, что с ним все в порядке. Чем больше он ищет таких подтверждений со стороны окружающих, тем более зависимым от последних он становится и тем менее способен он опереться на самооценку. Недавно мне на глаза попалось прекрасное, хотя и несколь­ко резковатое высказывание доктора Херберта Шофилда: «Эготизм — это анестезирующее средство, которое природа дает нам, чтобы заглушить боль от осознания себя идиотами».

Напротив, если вы знаете, кто вы есть, и не испытываете тревоги по этому поводу, нет необходимости объявлять это всем или расхваливать себя. В случае прочной и конгруэнтной я-концепции вы знаете свою внут­реннюю сущность, поэтому вам не нужно выставлять себя напоказ или подхалимничать перед другими, с тем чтобы поддержать свой имидж и статус.

Когда некоторые люди входят в помещение, их невербальное при­сутствие свидетельствует об их возможностях в такой мере, что им не требуется произносить ни слова. Все дело в качестве их личности, и им не надо демонстрировать его или говорить о нем, если только их не по­просят об этом. Неслучайно именно этот образ используется в паттерне взмаха.

Выработка критериев здоровой я-концепции

Одна из моих любимых моделей изучения я-концепции — современный мистик. Он не имеет последователей и тихо живет с женой в маленьком городке, где почти никто не знает о главной цели его жизни. Он очень любознателен и совершенно невозмутим. Если вы скажете ему: «Ты — сволочь!», он лишь проявит любопытство: «Правда? Не могли бы вы рассказать мне об этом подробнее? Интересно, почему вы так думаете». Находясь рядом с ним, вы испытываете сильное удивление, поскольку ему нечего отстаивать, у него нет никакой программы, он не предъявляет никаких требований, полностью лишен притворства, — он лишь прояв­ляет огромное любопытство, пытаясь понять, почему Бог свел вас с ним и что он может извлечь из этой встречи. Он лишен самомнения, считая себя крохотным и незначительным элементом вселенной и обладая глу­бочайшим ощущением своей связи со всем, что его окружает. На соб­ственную идентичность он смотрит с нескрываемой насмешкой, считая ее полезной только для того, чтобы знать, каким именем подписывать чеки и какие сумки забирать в аэропорту

При этом он ведет себя в практической жизни очень компетентно и обладает множеством достоинств, которые могли бы стать поводом для эготизма. Помимо написания нескольких книг по мистике (17) он долго работал ведущим психологом в большой психиатрической больнице. Он вывел формулу для оценки доходности вторичной ипотеки и опублико­вал об этом книгу. Он прекрасно стреляет, имеет лицензию второго по­мощника капитана с разрешением плавать по всем морям и преподает в академии береговой охраны. Я никогда не доверял мистикам, которые называли себя знатоками духовного мира, но испытывали большие труд­ности в мире материальном, когда им приходилось самостоятельно гото­вить еду или завязывать шнурки на ботинках.

Я приступал к моделированию я-концепции, заимствуя идеи у Хри­ста, дзен-буддистов, Карлоса Кастанеды, суфиев и из многих других ду­ховных и мистических традиций, которые содержали интересные мысли о «я», эго и самомнении. Все это служило полезными ориентирами, по­могая мне задавать людям вопросы о том, что они думают о себе, и пони­мать их ответы.

Но это было только началом; приведенные здесь критерии являют­ся основательной переработкой тех смутных идей и ориентиров, с которых я начинал. Основная заслуга в выработке этих критериев принадле­жит моим коллегам-исследователям, участникам многочисленных семи­наров (особенно ранних), которые выявили и описали многие из специ­фических аспектов я-концепции. представленных в этой книге. Они ча­сто делились захватывающими наблюдениями и задавали вопросы, на которые я не мог ответить, побуждая меня размышлять о них и прово­дить более тщательные эксперименты, пока я не удовлетворялся ответа­ми, которые мы сообща находили.

Резюме

Критерии, которые я обсудил (устойчивость, точность, самокоррек­ция, неосознанность, связь с окружающими и отсутствие самомне­ния,), представляют собой важные общие качества хорошо функциони­рующей я-концепции. Здоровая я-концепция устойчива и долговечна, и эта прочность делает комфортным получение и оценку обратной свя­зи, указывающей на ошибки. Корректирующая обратная связь способ­ствует точности вашей я-концепции, так что вы можете определить, кем вы в действительности являетесь, не теряя себя и не становясь «мифом в собственном представлении». Здоровая я-концепция — если только вы намеренно не допускаете ее в сознание, чтобы отрегулиро­вать, — неосознанна, а из-за этого сознательное самомнение стано­вится невозможным. Это позволяет вам направлять внимание на со­бытия и окружающих вас людей «здесь и сейчас», в результате чего можно установить с ними реальную связь. И все это защищает вас от одиночества и опасностей эгоистического ложного «я», которое мо­жет потерпеть крах в любой момент.

Далее мы приступим к рассмотрению тог о, как именно работает ваша я-концепция и как можно ее усилить и изменить, если она плохо вам служит.